300041, г.Тула, Красноармейский пр-т, д. 1, подъезд 4, этаж 2.
с 9 до 18 часов в будни
сб-вс - выходной (возможны встречи по договоренности)

Надзорная жалоба

                                                      В Президиум Московского городского суда 

                                         Истец: В.С.Н. г. Тула, ул. ____                                                Ответчик: П.Н.Н. г. Тула, ул. __кв.__ Третье лицо: нотариус М.Н.Л. 109462, г. Тула, Волгоградский проспект, д.__ нотариус Ш.О.А. 109144, г. Тула, Новомарьинская улица, д.__ 
 НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА
 на решение Люблинского районного суда г. Тулы от 05.04.2011 г. и кассационное определение Московского городского суда от 14.09.2011 г. Решением Люблинского районного суда г.Тулы от 05.04.2011 г. (федеральная судья Д.К.К. дело № 2-____11) в удовлетворении исковых требований В.С.Н. к П.Н.Н. о признании недостойным наследником, признании завещания частично недействительным, признании свидетельства о праве на наследство по завещанию недействительным в части, исключении имущества из наследственной массы было отказано в полном объеме. 14.09.2011 г. определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда вышеуказанное решение оставлено без изменения, а моя кассационная жалоба без удовлетворения. С решением суда и кассационным определением не согласен, ввиду допущенных существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов. Также считаю их незаконными и необоснованными в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда первой инстанции изложенным в решении обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права и нарушением норм процессуального права, по следующим основаниям. Во-первых, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, а именно. Поводами для обращения в суд с исковыми требованиями являются следующие фактические данные. марта 19__ года умер мой отец В.Н.А., что подтверждается свидетельством о смерти № ___ выдано Люблинским отделом ЗАГС г. Тулы __ июня 200_ года. После смерти В.Н.А. открылось наследство виде квартиры, расположенной но адресу: г. Тула, ул._____. Завещания на имущество отец не оставил. С 199_ года в данной квартире проживал я, осуществлял в квартире текущий и капитальный ремонт, оплачивал коммунальные платежи, то есть фактически принял наследство. Официально наследство отца через нотариуса или суд до момента смерти матери – В.Н.П., никто не принимал. На данное обстоятельство моим представителем обращалось внимание суда, однако должной правовой оценки ему дано не было. 200__ г. моя покойная мать В.Н.П., не ставя никого в известность о своих намерениях, незаконно на основании подложной справки, выданной ЖСК получила право собственности на вышеуказанную квартиру, о чем ей было выдано свидетельство о праве собственности № 77 АБ ___ от 12.05.200_ г. О данном факте мне стало известно только после ее смерти. __.02.200_ года моя мать – В.Н.П., умерла, что подтверждается свидетельством о смерти от __2.08.200_ г. серии № __. После смерти В.Н.П. открылось наследство и выяснилось, что мама составила при жизни завещание, согласно которого наследником всего имущества, в том числе и квартиры по адресу: г. Тула, __ бульвар, дом __, кв. __, является моя сестра – П.Н.Н. Данное завещание было удостоверено __.09.200_ г. в реестре за № 2-__ нотариусом г. Тулы Ш.О.А. На основании данного завещания нотариусом М.Н.Л. 0_.09.200_ г. было выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию П.Н.Н., зарегистрированное в реестре за № __. Впоследствии на основании данного свидетельства о праве на наследство за П.Н.Н. было зарегистрировано право собственности на вышеуказанную квартиру и выдано свидетельство о государственной регистрации права от _6.09.200_ г. серии 77 АГ __. В 2008 году я обратился в Люблинский районный суд г. Тулы с исковым заявлением о признании факта принятия мной наследства после смерти отца, аннулировании свидетельства о государственной регистрации права собственности № 77 АБ __ от 1_.05.200_ г. на квартиру по адресу: г. Тула, ___ бульвар, дом __, кв. __, выданного на имя В.Н.П., аннулировании свидетельства о государственной регистрации права собственности № 77 АГ ___ от _6.09.200_ г. на квартиру по адресу: г. Тула, __ бульвар, дом __, кв. __, выданного на имя П.Н.Н. Данные исковые требования решением Люблинского районного суда г. Тулы от _6.11.200_ года, вступившим в законную силу _1.08.200_ г., были удовлетворены, а вышеуказанные свидетельства аннулированы. Таким образом, после смерти матери, оформления завещания и выдачи свидетельства о праве на наследство по закону, решением суда, вступившим в законную силу, установлено, что моя мать В.Н.П. собственником указанной квартиры на момент смерти не являлась, а, следовательно, данная квартира не могла входит в состав наследственного имущества, поскольку предметом сделки по отчуждению имущества, в том числе и в порядке передачи его по завещанию, может быть лишь то имущество, которое принадлежит наследодателю на момент смерти на основании законных прав. Таким образом, свидетельство о праве на наследство по завещанию, зарегистрированное в реестре за № 9Н-__, выданное на основании аннулированного свидетельства о государственной регистрации права, является недействительным. Вышеуказанное Решение Люблинского районного суда г. Тулы от _6.11.200_ г. в этой части носит преюдициальное значение. Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований в части признания свидетельства о праве на наследство недействительным в части, вышеуказанному обстоятельству правовой оценки не дал. Тем самым суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, в связи с чем выводы суда первой инстанции, изложенных в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела. Суд кассационной инстанции необоснованно сослался на преюдициальное значение выдернутого из решения Люблинского районного суда г. Тулы от _6.11.200_ года абзаца, в котором говорится о том, что наследниками к имуществу В.Н.А. являлись его супруга и дети (решение от 29.11.2007 г. лист 2 абз.6), поскольку в этом же абзаце указано, что «в наследство в установленном порядке никто не вступил.» Кроме того, указанным судебным решением установлено, что «В.Н.П., получив свидетельство о праве собственности на спорную квартиру, нарушила права остальных наследников по закону: дочери и сына». Данный вывод, имеющий преюдициальное значение ни суд первой, ни суд второй инстанции с правовой точки зрения не оценили и не приняли во внимание. Во-вторых, судом были нарушены нормы материального права. В.Н.П. никогда не являлась членом указанного жилищного кооператива. Членом кооператива был отец – В.Н.А. В соответствии со ст. 130 ЖК РФ членство в жилищном кооперативе прекращается в случае смерти гражданина, являющегося членом жилищного кооператива. В случае смерти члена жилищного кооператива его наследники имеют право на вступление в члены данного жилищного кооператива по решению общего собрания членов жилищного кооператива (конференции). Согласно ст. 131 ЖК РФ в случае смерти члена жилищного кооператива преимущественное право на вступление в члены жилищного кооператива имеет его супруг при условии, что этот супруг имеет право на часть пая. Наследник члена жилищного кооператива, имеющий право на часть пая и проживавший совместно с наследодателем, имеет преимущественное право на вступление в члены жилищного кооператива в случае, если у супруга наследодателя такое право отсутствует или супруг отказался от вступления в члены жилищного кооператива. Никто из членов семьи отца в установленном законом порядке в жилищный кооператив, с использованием преимущественного права на вступление в кооператив, не вступал, общего собрания членов жилищного кооператива (конференции) не проводилось. Кроме того, пай за квартиру ни отцом, ни тем более матерью не выплачивался, поскольку первоначальную сумму, внесенную отцом в качестве пая, мясокомбинат ему вернул, в виде зачета за оплату коммунальных платежей, что может быть подтверждено документально ЖСК Марьино-6. Фактически спорная квартира отцу была подарена предприятием, когда он был уже пенсионером, поскольку никаких выплат за данную квартиру он не делал. Этот факт также мог быть подтвержден документально при направлении судебного запроса правопреемнику мясокомбината АО «МИКОМС». Однако в удовлетворении ходатайства об истребовании данных сведений с АО «МИКОМС» судом необоснованно было отказано! Суд первой инстанции необоснованно применил ч. 4 ст. 218 ГК РФ, поскольку ни отец, ни мать паевой взнос за квартиру лично не платили. Таким образом, суд применил закон, не подлежащий применению. Кассационным определением данный вывод суда сочтен обоснованным. Однако, суды обеих инстанции неправильно определили фактические обстоятельства и неправильно применили нормы материального права: довод истца заключается в том, что согласно ч.4 ст. 218 ГК РФ право на собственности на квартиру приобретают лица, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, приобретают право собственности на указанное имущество, а в данном случае плательщиком пая ни В.Н.А., ни В.Н.П. не являлись, т.к. квартира была фактически подарена В.Н.А., поэтому и права собственности на нее по указанному правовому основанию (ст. 218 ГК РФ) приобрести не могли. Именно на выяснении вопроса о документальном оформлении прав умершего В.Н.А. на спорную квартиру и настаивала сторона истца, ходатайствуя о направлении запроса в АО «МИКОМС». Однако, суд этот вопрос оставил не выясненным. Кроме того, поддельные справки были представлены В.Н.П. с целью незаконного увеличения причитающейся ей доли в наследстве отца, в частности доли на квартиру. Поскольку в права наследования В.Н.П. не вступала, заявление нотариусу не подавала, через суд вопросы о сроке для принятия наследства, установление факта принятия наследства или признания права собственности в порядке наследования не рассматривала, суд неправомерно вышел за рамки заявленных требований и сослался на ст. 34 СК РФ, регламентирующую режим совместной собственности супругов. В настоящее время органами прокуратуры и милиции рассматривается материал по факту подделки документов и их незаконному использованию, а также по факту мошеннических действий по незаконной регистрации В.Н.П. спорной квартиры на свое имя. Согласно ч. 1 ст. 1117 ГК РФ не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке и признаются не имеющими право наследовать. Учитывая вышеизложенное, В.Н.П. является недостойным наследником и должна быть признана не имеющей право наследовать. Однако суд первой инстанции не применил закон, подлежащий применению (ст.1117 ГК РФ), и неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, указав, что исковые требования в этой части являются несостоятельными. Суд кассационной инстанции, признавая данный вывод суда первой инстанции обоснованным, сослался на то, что «истцом не представлено каких-либо объективных доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что своими противоправными действиями ответчица способствовала призванию ее к наследованию, либо способствовала или пыталась способствовать увеличению причитающейся ей или другим лицам доли наследства». Между тем, решением Люблинского районного суда г. Тулы от _6.11.200_ г., имеющего преюдициальное значение, четко установлено, что «В.Н.П., получив свидетельство о праве собственности на спорную квартиру, нарушила права остальных наследников по закону: дочери и сына» (решение от 26.11.2007 г. лист 3 абз.2), а также не дали никакой правовой оценки письменным доказательствам, а именно справке от 12.04.2004 г. (лист дела 46), и другой справке, содержащейся в материалах гражданского дела № 2-___-07-10, которые должны были быть предметом рассмотрения и оценки судом. Таким образом, вывод суда второй инстанции о том, что истцом не представлено никаких доказательств, противоречит материалам данного гражданского дела. Также суд первой инстанции сослался в решении на пропуск истцом срока исковой давности, не указав при этом ни норм закона, ни фактических обстоятельств, на основании которых пришел к такому выводу. С какого периода времени суд начал отсчет начала срок исковой давности в решении не указано!!! Тем самым также применив закон, не подлежащий применению. Суд второй инстанции указал, что суд первой инстанции правомерно признал срок исковой давности пропущенным без уважительных причин. Однако, ни суд первой инстанции, ни второй не указывают, с какого периода оба суда отсчитывают срок исковой давности! В связи с чем, данные вывод суда грубо нарушает права истца, поскольку ничем необоснованное утверждение о пропуске срока исковой давности, лишает истца права на справедливое судебное разбирательство! Между тем, согласно пояснений истца, данных в судебном заседании, о своем нарушенном праве я узнал только когда ознакомился с материалами гражданского дела № 2-___-07-10 в мае 2008 года. Данные пояснения нашли свое подтверждение при изучении по ходатайству истца материалов вышеуказанного дела, в котором имеется соответствующая отметка. В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Таким образом, срок исковой давности истцом пропущен не был. Кроме того, суд не принял во внимание, что значительный период времени в 2007, 2008, 2009, 2010 гг. я был болен, находился на лечении в медицинских учреждениях, что подтверждается многочисленными больничными листами, в связи с чем я не мог узнать ранее о нарушении своих прав и обратиться с соответствующим заявлением в суд. В соответствии со ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности. Считаю, что в данном случае, если бы мной и был пропущен срок исковой давности, то причины пропуска должны были быть признаны судом уважительными и мое нарушенное право подлежит защите. При этом суд кассационной инстанции необоснованно указывает в определении о том, что доказательств, подтверждающих уважительность пропуска срока исковой давности, истцом не представлено, поскольку к кассационной жалобе на 9-ти листах были приложены больничные листы, подтверждающие мое нахождение на стационарном лечении почти на протяжении 2-х лет! В-третьих, суд первой инстанции существенно нарушил нормы процессуального права, что привело к неправильному разрешению дела. А именно. Данное гражданское дело с момента принятия иска рассматривалось судьей В.А.Н. Последнее судебное заседание, в котором председательствующим была вышеуказанная судья, было 15.02.2011 г. Согласно протокола судебного заседания, дело было назначено на 18.03.2011 г. на 10 часов. В указанное время и день дело стала рассматривать федеральная судья Д.К.К. На основании какого распоряжения или по каким причинам произошла смена судьи не известно, определения о принятии и дела к своему производству от имени Д.К.К. в материалах дела нет. Согласно протокола судебного заседания от 18.03.2011 г. (л.д.148-149) с 18.03.11 г. дело находилось на рассмотрении судьи Д.К.К. и разбирательство было отложено на 5 апреля 2011 г. Однако, протокол судебного заседания от 05.04.2011 г. в материалах дела отсутствует, вместо него есть другой протокол судебного заседания от 18.03.2011 г. под председательством судьи В.А.Н., но подписанный судьей Д.К.К.!!! (л.д.169-172). Причем содержание протокола в подавляющей части не соответствует происходившему в заседании 05.04.2011 г. и не отражает большей части исследованных письменных доказательств, что может быть подтверждено аудиозаписью судебного заседания, имеющейся у истца. Однако, в связи с отсутствием протокола судебного заседания от 05.04.2011 г. в материалах дела, сторона истца была лишена возможности подать соответствующие замечания на протокол! Решение суда от 05.04.2011 г. подписано судьей Д.К.К. Таким образом, из материалов дела невозможно понять, кто из судей его рассматривал в процессе, кто принимал решение, когда было последнее судебное заседание и когда вынесено решение, и как судебное заседание могла вести одна судья, а протокол подписать другая! Тем самым были грубо нарушены нормы процессуального права. В соответствии с п. 6, 7 ч.2 ст. 364 ГПК РФ решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалобы, представления в случае, если: решение суда принято не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело, и в деле отсутствует протокол судебного заседания. Суд кассационной инстанции, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы по этому основанию, сослался на наличие замечаний на протокол судебного заседания, поданных ответчиком, удостоверенных судьей Д.К.К. (лист дела 206). Однако, суд кассационной инстанции почему-то не дал правовой оценки тому факту, что данные замечания были поданы ответчиком лишь 31.08.2011 г.!, то есть спустя 5 месяцев, после изготовления протокола, который якобы имел место быть. В соответствии с со ст. 231 ГПК РФ лица, участвующие в деле, их представители вправе ознакомиться с протоколом и в течение пяти дней со дня его подписания подать в письменной форме замечания на протокол с указанием на допущенные в нем неточности и (или) на его неполноту. Данные требования закона были грубо нарушены судьей Д.К.К. и этим нарушениям не дана оценка судом кассационной инстанции, но указанные удостоверенные замечания положены в основу кассационного определения. В замечаниях ответчика на протокол судебного заседания указано, что прилагается заявление о восстановлении срока, однако, ознакомившись 04.10.2011 г. с материалами гражданского дела, было установлено, что никакого заявления о восстановлении срока к данному заявлению не прилагается, как нет и определения судьи Д.К.К. о восстановлении пропущенного срока для подачи замечаний на протокол. Совершенно очевидно, что данные замечания были поданы ответчиком после того, как она ознакомилась с доводами кассационной жалобы, которую она получила согласно расписке 23.08.2011 г. Таким образом, суд первой инстанции незаконно удостоверил замечания на протокол судебного заседания, а суд кассационной инстанции этим нарушениям не дал правовой оценки и положил их в основу определения! Но, не смотря на это, в материалах гражданского дела № 2-___-11 по прежнему отсутствует протокол судебного заседания от 05.04.2011 г., то есть дня, когда дело было рассмотрено и вынесено решение!!! Поскольку в кассационной жалобе мной было указано, что в материалах гражданского дела два протокола от 18.03.2011 г., и нет протокола от 05.04.2011 г. Судьей Д.К.К. были удостоверены замечания лишь в части изменения фамилии судьи: с В. на Д., а в части даты судебного заседания никаких изменений не вносилось! Таким образом, в деле нет протокола судебного заседания от 05.04.2011 г. и истец до сих пор лишен возможности подать на него свои замечания!!! Кроме того, были грубо нарушены требования ст. 157 ГПК РФ, согласно которой разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала. То есть, после принятия дела к производству судьей Д.К.К., последняя должна была известить всех участвующих в деле лиц о судебном разбирательстве и вызвать в судебное заседание. Вопреки вышеуказанному требованию закона третьи лица по данному гражданскому делу: нотариус Ш.О.А. и М.Н.Л., в судебное заседание после принятия дела к рассмотрению вышеуказанной судьей не вызывались и о рассмотрении дела судьей Д.К.К. не извещались, что подтверждается отсутствием в материалах дела повесток (телефонограмм, телеграмм и т.п.) на их имя и уведомлений об извещении. В соответствии с ч 2. ст. 364 ГПК РФ решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалобы, представления в случае, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания. Данное грубое нарушение норм ГПК РФ осталось проигнорированным судом кассационной инстанции и этому доводу в определении вообще не дано никакой правовой оценки! Помимо этого в ходе рассмотрения дела судьей В.А.Н. было удовлетворено ходатайство стороны истца о вызове свидетеля П.В.К. (л.д. 119). Однако, несмотря на неоднократную неявку свидетеля в заседания по причине ее не уведомления судом (ни одной повестки вышеуказанному свидетелю в материалах дела нет!), суд рассмотрел гражданское дело при удовлетворенном, но невыполненном ходатайстве, без допроса свидетеля. Суд кассационной инстанции указанное грубое нарушение проигнорировал, сославшись на то, что поскольку считает, что истцом пропущен срок исковой давности, то данные нарушения не влияют на выводы суда первой инстанции. Однако, суд первой инстанции вывод о пропуске срока исковой давности сделал лишь при вынесении решения, а не сразу после принятия заявления о пропуске срока исковой давности, и, следовательно, после удовлетворении ходатайства о вызове свидетеля, был обязан исследовать и свидетельские показания, чего сделано не было. Считаю, что допущенные существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов истца. На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 376, 387 ГПК РФ, 
ПРОШУ: 
Отменить Решение Люблинского районного суда г. Тулы от 05.04.2011 г. и кассационное определение Московского городского суда от 14.09.2011 г. и направить дело на новое судебное рассмотрение в ином составе судей. 
Приложение: заверенная копия решения Люблинского районного суда г. Тулы от 05.04.2011 г., - заверенная копия кассационного определения Московского городского суда от 14.09.2011г, - заверенная копия решения Люблинского районного суда г. Тулы от _6.11.200_ г., - копия протокола судебного заседания от 18.03.2011 г., - копия протокола судебного заседания от 18.03.2011 г., - копия замечаний на протокол судебного заседания от 31.08.2011 г., - копия доверенности на представителя.
 «___»______________ 2011 г.