300041, г.Тула, Красноармейский пр-т, д. 1, подъезд 4, этаж 2.
с 9 до 18 часов в будни
сб-вс - выходной (возможны встречи по договоренности)

ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР СУДА

 ПРИГОВОР 

                     Именем Российской Федерации ___ декабря 20__ года г.Новомосковск 
             
             Судья Новомосковского городского суда Тульской области Селищев В.В., С участием государственного обвинителя Новомосковской городской прокуратуры С.Н.В. Подсудимого К. Защитника подсудимого адвоката Крюка М.А., представившего удостоверение № 640 и ордер №100425 от 19 сентября 2007 года, При секретаре С.П.И. рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении: Б., …года рождения, уроженца г. Новомосковска Тульской области, гражданина РФ, имеющего высшее образование, женатого, военнообязанного, работающего начальником распределительного центра ООО «Г», зарегистрированного и проживающего по адресу: Тульская область, г. Новомосковск, ул. …., не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 199.1 ч.2 УК РФ. УСТАНОВИЛ: Б. обвиняется в совершении умышленного тяжкого преступления, предусмотренного ст. 199.1 ч.2 УК РФ, то есть в неисполнении в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершенное в особо крупном размере при следующих обстоятельствах: 21.01.2004 года Постановлением № 94 Главы муниципального образования - город Новомосковск и Новомосковский район и решением № 028 от 02.02.2004 года Комитета по управлению имуществом администрации муниципального образования - город Новомосковск и Новомосковский район было учреждено Новомосковское муниципальное унитарное предприятие «Н» (далее НМУП«Н»). Юридический и фактический адрес НМУП «Н»: Тульская область, г. Новомосковск, улица Маяковского, д. --. 02.02.2004 года НМУП «Н» выдано свидетельство серии 71 № 000829___ о постановке на налоговый учет в инспекции МНС России по г. Новомосковску Тульской области и присвоен идентификационный номер налогоплательщика (ИНН) – 7116035___. 02.02.2004 года НМУП «Н» внесено в Единый государственный реестр юридических лиц о создании юридического лица за № 1047101670__0, о чем имеется свидетельство серии 71 № 00082__02 от 04.02.2004 года. 05.04.2004 года Постановлением № 695 главы муниципального образования - город Новомосковск и Новомосковский район и решением № 230 от 21.05.2004 года Комитета по управлению имуществом администрации муниципального образования город Новомосковск и Новомосковский район Новомосковское муниципальное унитарное предприятие «Н» реорганизовано путем присоединения к нему Новомосковского муниципального унитарного экологического предприятия «Э» и является правопреемником его прав и обязанностей. 25.07.2006 года НМУП «Н» выдано свидетельство серии 71 № 001820___ о внесении в государственный реестр изменений в сведения о юридическом лице, связанных с внесением изменений в учредительные документы на основании заявления, и присвоен государственный регистрационный номер 2067116021___. Согласно Уставу НМУП «Н», основными видами деятельности являются: - предоставление жилищно-коммунальных услуг; - содержание и ремонт жилищного фонда, объектов инженерной инфраструктуры, объектов благоустройства; - начисление и сбор платежей за жилищно-коммунальные услуги; - организация работ по отбору объектов жилищно-коммунального назначения на капитальный ремонт и реконструкцию, а также приемка работ по их завершению; - осуществление контроля за состоянием объектов жилищно-коммунального назначения; капитальный и текущий ремонт дорог их содержание работа; - строительство временных дорог, инженерных сетей и сооружений; - устройство поверхностного водоотвода и дренажа: - производство декоративно-отделочных работ; - уборка закрепленных территорий; - вывоз ТБО; - производство строительно-монтажных и ремонтно-строительных работ; - выработка, транспортировка и реализация тепловой энергии в виде отопления и горячего водоснабжения; - эксплуатация котельного оборудования, тепловых сетей, тепловых пунктов; - эксплуатация и обслуживание газового оборудования котельных. 05.07.200__ года распоряжением главы муниципального образования г.Новомосковск и Новомосковский район № 102-к на должность генерального директора НМУП «Н» был назначен Б. с которым был заключен трудовой договор № 34 от 5 июля 200_ года. Согласно Уставу НМУП «Н» и трудового договора Б. был наделен правами и обязанностями, в том числе: являлся единоличным исполнительным органом, действовал от имени Предприятия без доверенности, в том числе представлял его интересы, совершал в установленном порядке сделки от имени НМУП, издавал приказы, выдавал доверенности в порядке, установленном законодательством. В период времени с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года Б., являясь руководителем НМУП «Н» и, выполняя управленческие функции в данном МУП, достоверно зная о том, что НМУП «Н» является налоговым агентом и обязано исчислять, удерживать и перечислять налог на доходы физических лиц в соответствующий бюджет. При этом Б. должен был соблюдать: - ст. 57 Конституции РФ, согласно которой каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы; - п.п. 1 п. 3 ст. 24 гл. 3 ч. 1 Налогового Кодекса РФ о том, что налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги; - п. п.1 п. 1 ст.223 гл. 23 ч.2 Налогового кодекса РФ о том, что дата фактического получения дохода определяется как день выплаты дохода, в том числе перечисления дохода на счет налогоплательщика в банках либо его поручению на счета третьих лиц при получении доходов в денежной форме; - п.1 ст. 226 гл.3 ч.2 Налогового Кодекса РФ о том, что российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога; - п.4 ст.226 гл. 23 ч.2 Налогового кодекса РФ о том, что налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику; - п.6 ст.226 гл. 23 ч.2 Налогового кодекса РФ о том, что налоговые агенты обязаны перечислить суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке па счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках. В иных случаях налоговые агенты перечисляют суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода, - для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога, для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме, либо в виде материальной выгоды. Однако, Б., достоверно зная о том, что НМУП «Н» имеет реальную возможность исчислять, удерживать и перечислять НДФЛ в соответствующие бюджеты, преследуя свои личные интересы, в период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года единолично решил вышеуказанный налог, исчисленный и удержанный с доходов работников данного предприятия, не перечислять в бюджет, а использовать на оплату услуг, в том числе не оказавших непосредственного влияния на эффективность основного производственного процесса. Б. знал, что в бухгалтерии НМУП «Н» ежемесячно исчисляется и удерживается НДФЛ и он, как руководитель налогового агента, в соответствии с требованиями п.6 ст.226 гл.23 ч.2 Налогового кодекса РФ суммы исчисленного и удержанного налога обязан перечислять не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода - для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога, для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме либо в виде материальной выгоды. Однако, реализуя свой преступный умысел, направленный на неисполнение обязанностей налогового агента, в период времени с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года, находясь в здании НМУП «Н», расположенном по адресу: Тульская область, г. Новомосковск, улица Маяковского, д.__, давал указания находящейся в его подчинении главному бухгалтеру НМУП «Н» С.М.А., не осведомленной о его преступных намерениях, не перечислять в соответствующие бюджеты удержанный с доходов работников предприятия НДФЛ, не оформляя платежные поручения в банк о перечислении денежных средств в качестве уплаты НДФЛ в бюджет. При этом Б. действовал в личных интересах, выражающихся в следующем: - с целью остаться в занимаемой должности максимально долгое время и пользоваться своими полномочиями по распоряжению имуществом и финансовыми средствами; - с целью завоевать социальный статус, то есть достичь определенного социально-руководящего положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной и общественной деятельности: - завоевать престиж и авторитет: - желая приукрасить реальную действительность; - с целью сэкономить на оплате труда работников, путем уклонения от уплаты налогов, исчисленных из оплаты труда: - осуществлять успешную карьеру, обеспечивающую материальные блага. Исчисленная и удержанная из средств налогоплательщиков - работников НМУП «Н» сумма НДФЛ, но не перечисленная в бюджет по распоряжению представителя налогового агента НМУП «Н» - Б. находилась в распоряжении самого налогового агента НМУП «Н», руководителем которого являлся Б., и, являлась дополнительно привлеченным источником финансирования для нужд предприятия. То есть Б. по своему усмотрению распоряжался для решения тех или иных проблем денежными средствами, не принадлежащими НМУП, являющимися частью дохода физических лиц - сотрудников НМУП «Н». В период 01.08.200_ года по 30.09.200_ года по распоряжению Б. налог на доходы физических лиц в сумме 332842.58 руб., удержанный из заработной платы работников) НМУП «Н» был направлен на нужды предприятия, в том числе на оплату расходов, непосредственно не связанных с основной производственной деятельностью, в том числе: - на закупку подарков -144840 руб., - на приобретение мебели-102 808,91 руб., - на культурные мероприятия - 30 000 руб., - на оплату воды питьевой - 14 036,70 руб., - на приобретение отделочных материалов (обоев, эмали, плинтуса, линолеума краски)-13959,00руб., - на прочее (часы, конверты, открытки) - 5990,40 руб., - на приобретение предметов интерьера (жалюзи, пошив штор) - 10 348,57 руб., - на покупку телефонных аппаратов - 7 105,00 руб., - электроприборы (электрочайник, радиатор) - 2 064 руб. - канцтовары (столешница) - 1 690 руб. Кроме этого, в указанный период денежные средства в сумме 759 088,92 руб. по решению Б. были направлены на выплату материальной помощи, единовременного поощрения работникам предприятия, из них: - генеральному директору Б. в размере 014 руб., - главному бухгалтеру С. - 83 450,40 руб. Таким образом, при наличии задолженности по НДФЛ перед бюджетом в сумме 18 797 073,86 руб., Б. направил на непроизводственные расходы денежные средства на общую сумму 1 091 931,50 рублей. Кроме этого в период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года по указанию генерального директора НМУП «Н» Б. в нарушение ст. 855 ГК РФ было израсходовано из кассы и с расчетных счетов учреждения на нужды, не связанные с выплатой заработной платы, а также с уплатой в бюджет и в государственные внебюджетные фонды налогов и сборов на общую сумму 733 673 694.81 руб., в том числе: - расчеты с поставщиками и подрядчиками - 590 205 667.28 руб.; - расчеты с покупателями и заказчиками - 109 810,79 руб.; - расчеты по краткосрочным кредитам и займам - 140 164 549.81 руб.; - выдача денежных средств под отчет - 824 756,62 руб. - прочие расходы - 2 368 910,31 руб.; За период времени с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года в кассу и на расчетные счета НМУП «Н» поступило 957 795 793,69 руб., из которых выплачено в качестве заработной платы сотрудникам учреждения 149 261 172,7 руб. С выплаченной заработной платы был исчислен и удержан НДФЛ в сумме 20 831 373.27 руб., при этом не перечислен в бюджет НДФЛ в сумме 18 797 073.86 руб., что составляет 90,03% от суммы налога, подлежащего уплате и является особо крупным размером. Таким образом, Б.. выполняя управленческие функции в НМУП «Н», нарушил: - ст. 57 Конституции РФ о том, что каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы; - п.п. 1 п. 3 ст. 24 гл. 3 ч. 1 Налогового Кодекса РФ о том, что налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемые налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги; - п. п. 1 п. 1 ст.223 гл. 23 ч.2 Налогового кодекса РФ о том. что дата фактического получения дохода определяется как день выплаты дохода, в том числе перечисления дохода на счет налогоплательщика в банках либо его поручению на счета третьих лиц -при получении доходов в денежной форме; - п.1 ст. 226 гл. 3 ч.2 Налогового Кодекса РФ о том, что Российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога; - п.4 ст.226 гл. 23 ч.2 Налогового кодекса РФ о том, что налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате, удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику; - п.6 ст. 226 гл. 23 ч.2 Налогового кодекса РФ о том, что налоговые агенты обязаны: перечислить суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также для перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках, в иных случаях налоговые агенты перечисляют суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода - для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога. - для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме либо в виде материальной выгоды, и не исполнил в личных интересах обязанность налогового агента по перечислению НДФЛ. подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, в особо крупном размере на общую сумму 18 797 073,86 рублей. Государственный обвинитель в судебном заседании изложенное выше обвинение в отношении Б. поддержала, при этом просила суд исключить из предъявленного ему обвинения произведенные по его решению расходы предприятия на закупку оргтехники (картриджей, клавиатуры, комплектующих для компьютера, ксерокса) на сумму 268 380, 57 рублей, на оплату услуг сотовой связи в сумме 188 580. 00 рублей, на оплату расходных материалов в сумме 18 592. 94 рублей, на приобретение охотничьих лыж, как необоснованно указанные органом предварительного следствия, поскольку считает, что приобретение указанного имущества было для предприятия необходимым, в связи с чем, расходы на приобретение данного имущества следует отнести к расходам, связанным с основной производственной деятельностью. Суд соглашается с такой позицией стороны обвинения и исключает из обвинения предъявленного Б. расходы на оплату услуг связи, на приобретение указанного выше имущества из расходов не связанных с производством и (или) реализацией услуг, поскольку требования ст. 163 Трудового кодекса РФ, п.п.7 п.1. п.25 ст. 264 Налогового кодекса РФ позволяют данные расходы, произведенные НМУП «Н» на приобретение оргтехники и расходных материалов, а также на оплату услуг связи отнести к расходам по обеспечению нормальных условий труда, а расходы на приобретение охотничьих лыж и креплений к ним в соответствии со ст. 264 п.49 Налогового кодекса РФ, также следует отнести в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией услуг, поскольку они приобретались для использования в зимнее время взамен служебного транспорта для обслуживания артезианских скважин, расположенных за пределами автомобильных дорог. Вместе с тем, допрошенный в судебном заседании подсудимый Б. вину в предъявленном ему обвинении не признал и показал, что до назначения его на должность генерального директора НМУП он работал директором НМУП «М». Возглавить НМУП «Н» ему предложил Глава администрации МО г. Новомосковск и Новомосковский район Н. Он знал о тяжелом финансовом положении НМУП, в связи с чем высказал Главе администрации муниципального образования свои опасения. На что Глава администрации МО г. Новомосковск и Новомосковский район сказал ему, что администрация поможет выбраться из тяжелого положения. В такой ситуации он не мог отказать Главе администрации, поэтому согласился с предложенной ему должностью. После чего с ним был заключен трудовой договор.Распоряжением Главы администрации МО г. Новомосковск и Новомосковский район от 05 июля 200_ года он был назначен должность генерального директора НМУП «Н». В его обязанности входило осуществление руководством предприятия, все обязанности были прописаны в трудовом договоре. Как генеральный директор он нес всю ответственность за его деятельность. Он имел право первой подписи финансовых и иных документов в НМУП «Н». Кроме него финансовые документы подписывала главный бухгалтер С.М.А. Как генеральный директор предприятия он являлся распорядителем денежных средств поступающих в кассу и на расчетные счета. Задолженности по выплате заработной платы на предприятии в период нахождения его в должности генерального директора НМУП «Н» не было, если и была, то текущая. Ежемесячно выдавались расчетные листки. Заработная плата в основном перечислялась на пластиковые карты работников. Он знал, что НМУП является плательщиком налогов и сборов, а так же самостоятельно исчисляет налоги и сборы. Главный бухгалтер С.М.А. ставила его в известность о задолженности по налогам в бюджет, в том числе и по НДФЛ. Исходя из наличия денежных средств, уплачивались налоги в бюджет, в том числе и по НДФЛ. Он не отрицает, что в период его работы, его и главного бухгалтера приглашали в налоговый орган, где говорили о необходимости погашения задолженности по налогам. Однако денежных средств не хватало, поскольку НМУП было убыточным. Еще в период назначения его на должность предприятие уже отвечало всем признакам банкротства, а именно было неплатежеспособным, структура баланса была неудовлетворительной. У НМУП «Н» отсутствовали собственные оборотные средства для подготовки к отопительному сезону 2005 - 2006 года, в связи с чем было вынуждено пользоваться кредитами и заемными средствами для осуществления первоочередных платежей - за газ и электроэнергию, чтобы обеспечить нормальную работу учреждений здравоохранения, образования, детских садов, содержание жилого фонда и т.д. На отсутствие собственных оборотных средств влияло наличие неплатежеспособных потребителей жилищно-коммунальных услуг, значительную часть из которых составляли предприятия, финансируемые из бюджета и население города и района. В период его работы генеральным директором за бюджетами всех уровней перед НМУП «Н» имелись долги: по организациям, финансируемым из бюджетов за предоставление им жилищно-коммунальных услуг, в том числе и по организациям, финансируемым из федерального бюджета. При этом кредиторская задолженность НМУП «Н» по платежам в бюджет была на порядок меньше долгов за организациями, финансируемыми из бюджетов за предоставление им жилищно-коммунальных услуг. Таким образом, у НМУП «Н» были взаимные обязательства с бюджетом, причем долги бюджета в пользу НМУП «Н» значительно превышали долги бюджету. При условии погашения всех долгов бюджетом в пользу НМУП «Н» у предприятия появилась бы возможность погасить свои долги бюджету. Однако вопросы по взаимным расчетам с бюджетом не нашли своего отражения в заключении судебной экономической экспертизы. Кроме того, убытки от деятельности были получены и в результате того, что тарифы на содержание и текущий ремонт жилищного фонда, утвержденные муниципальным органом, были значительно ниже тарифа, экономически обоснованного независимой экспертной организацией. Из показаний свидетеля стороны обвинения Л., данных ею в судебном заседании следует, что с 01.03.04 г. по 17.01.2007 г. она работала бухгалтером-расчетчиком НМУП «Н». Она занималась расчетом заработной платы и составлением отчетов. В период с июля 200_ года по октябрь 200_ года генеральным директором НМУП «Н» был Б. Ежемесячно на предприятии до 15 числа каждого месяца работникам выдавали расчетные талоны, в которых были указанны все индивидуальные удержания, в том числе и НДФЛ в размере 13 %. Заработную плату получали уже с учетом всех удержаний, включая и 13% НДФЛ. Распорядителем всех денежных средств поступающих в кассу и на расчетные счета являлся генеральный директор Б. Расчетом по НДФЛ она не занималась, так как этим вопросом занималась заместитель главного бухгалтера. Почему при ее допросе следователь записал так, что якобы она занималась подготовкой реестра по НДФЛ для подачи в налоговую инспекцию, она не знает, протокол допроса она подписала со слов следователя, но сама его не читала. О том, что была задолженность по уплате НДФЛ она знала. Она думает, что и генеральный директор НМУП «Н» Б. должен был знать, что НДФЛ надо не только исчислять и удерживать и заработной платы работников, но и перечислять его в соответствующим бюджет. Работая на предприятии, она получала материальную помощь к отпуску и две премии, одну ко «Дню работника коммунального хозяйства» и одну премию к ее юбилею Решения о выплате премий принимал генеральный директор. Б. она может охарактеризовать как грамотного и инициативного, руководителя. Из показаний эксперта К.Н.А., допрошенной в судебном заседании следует, что 21 июня 2007 года по уголовному делу № 21-1-0385-07, возбужденному по факту неисполнения обязанности налогового агента НУМП «Н» старшим следователем СЧ по РОПД СУ при УВД Тульской области майором юстиции А.И.И. была назначена судебная экономическая экспертиза, производство которой было поручено ей. На разрешение экспертизы были поставлены вопросы: - Какая сумма денежных средств поступила в НМУП «Н» в период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года? - Какая сумма денежных средств была израсходована на выплату заработной платы период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года? - Какая сумма налога на доходы физических лиц была исчислена, удержана в период 01.08.200_ года по 30.09.200_ года? - Какова сумма налога на доходы физических лиц не перечисленного НМУ «Н», в период с 01.08.200_ года по 30.09.20- года? - Какова доля не уплаченного НДФЛ за период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года ? Из показаний Б. следует, что сумма налога на доходы физических лиц, подлежащего уплате в бюджет за указанны обоснованным тарифом и фактически утвержденным тарифом не закладывалась в бюджетное финансирование, в результате часть фактически произведенных расходов по содержанию и текущему ремонту жилищного фонда не были обеспечены источниками их покрытия. Кроме того, фактические расходы на энергоносители, на воду, стоки были значительно выше, чем предусматривалось в тарифе, источников покрытия в разнице произведенных расходов также не было. Однако и эти вопросы не нашли своего отражения в заключении судебной экономической экспертизы, проведенной по настоящему уголовному делу. Положение о премировании работников НМУП «Н» было введено в целях усиления материальной заинтересованности работников, в повышении эффективности, надежности и бесперебойной работы оборудования, своевременного проведения ремонта, экономии всех видов материальных ресурсов, качества труда, увеличение объемов и улучшения качества оказываемых услуг, исполнительской дисциплины и ответственности. При этом, сумма начисленной премии включалась в состав затрат на оплату труда, относимых на себестоимость оказанных услуг, и как составная часть расходов на оплату труда включалась в тарифы и возмещалась в цене за оказанные услуги. Согласно п. 5.14 Коллективного договора НМУП «Н», работодатель имел право премировать работников за выполнение особо важных заданий в связи с ликвидацией аварийных ситуаций или другие выполненные работы. Нормы трудового законодательства обязывают работодателя поощрять работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности. В соответствии со ст. 129 Трудового кодекса РФ заработная плата - это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также выплаты компенсационного и стимулирующего характера, следовательно, все единовременные премии, начисленные за выполнение работы следует рассматривать в составе образующих заработную плату, облагаться ЕСН и страховыми взносами в Пенсионный фонд РФ, учитываться в расчетах среднего заработка, а также при расчете тарифа на жилищно-коммунальные услуги. Ему, как руководителю, материальное поощрение производилось на основании разрешений и.о. заместителя главы администрации по ЖКХ, транспорту и связи за выполнение работ по ликвидации аварийной ситуации теплоснабжения и водоснабжения, за своевременное устранение аварийных ситуаций ввиду сильных морозов, обеспечение постоянного контроля и недопущение' чрезвычайных ситуаций и т.д. Для него, как генерального директора НМУП «Н» работодателем являлся собственник имущества - Глава администрации МО г. Новомосковск и Новомосковский район, который и согласовывал размеры его премирования. В соответствии с п. 5.3 Коллективного договора НМУП «Н» установлено, что работникам, уходящим в ежегодный оплачиваемый отпуск, работодатель может выдавать материальную помощь. Никакими действующими нормативными актами не запрещено оказывать материальную помощь, соблюдая при этом требование Налогового кодекса РФ, а именно ст. 270 п. 23. Он не согласен с доводами обвинения о том, что, работая генеральным директором НМУП «Н» он направил на нужды не связанные с производством денежные средства на общую сумму 815 296 рублей, поскольку произведенные предприятием расходы отвечают требованиям главы 25 Налогового кодекса РФ и были произведены на цели, связанные с производством и реализацией услуг. Согласно ст. 253, 324 Налогового Кодекса РФ. расходы на ремонт основных средств включаются в состав расходов, принимаемых при исчислении налогооблагаемой прибыли и включаются в состав расходов производственного характера. В соответствии со ст. 163 Трудового кодекса РФ к нормальным условиям труда относятся: исправное состояние помещений, сооружений. машин, технологической оснастки и оборудования, своевременное обеспечение технической и иной необходимой для работы документацией, надлежащее качестве материалов, инструментов, иных средств и предметов, необходимых для выполнение работы, их своевременное предоставление работнику. Согласно п.п. 7 п. 1 ст. 264 Налогового кодекса в прочие расходы, связанные с производством и реализацией работ, услуг, включаются расходы по обеспечению нормальных условий труда и техники безопасности, предусмотренные законодательством РФ. При отнесении затрат, связанных с мероприятиями по обеспечению нормальных условий труда, техники безопасности, в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, он определял экономическую оправданность указанных расходов, производственный характер их осуществления и установление связи произведенных затрат с производственной деятельностью, направленной на получение дохода. Расходы на приобретение питьевой воды для работников основного офиса принимались в уменьшение суммы доходов, полученных при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль, так как по заключению санитарно -эпидемиологической службы вода в водопроводе в основном офисе не пригодна для питья. Решение на приобретение телефонов, сотовой связи для руководителей подразделений было принято еще до прихода его на должность генерального директора. Лично он считает, что наличие сотовой связи между руководителями подразделений такого крупного предприятия, как НМУП «Н» является одним из необходимых условий эффективности производства. Вместе с тем, с его приходом на должность генерального директора, лимит денежных средств на сотовую связь был урезан, а ряд работников вообще были лишены возможности пользоваться сотовой связью за счет НМУП. Приобретение мебели, оргтехники, канцтоваров, по его мнению, есть ни что иное, как обеспечение нормальных условий труда. В соответствии с п. 25 ст. 264 Налогового Кодекса РФ, расходы на оплату услуг связи, конверты, телефонные и другие подобные услуги относятся в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией. Стоимость электроприборов, телефонных аппаратов в соответствии со ст. 254 НК РФ включаются в состав прямых затрат, как материальные затраты и принимаются в целях налогообложения прибыли. Ст. 264 п. 49 Налогового кодекса РФ позволяет отнести в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией приобретение лыж и креплений к ним, которые были использованы в зимнее время взамен служебного транспорта в целях ликвидации аварийных ситуаций при снежных заносах, связанных с эксплуатацией артезианских скважин, которые располагались вдали от автомобильных дорог. Принимая решение на приобретение Новогодних подарков детям работников предприятия лично он никаких выгод и целей, изложенных в обвинительном заключении, не преследовал. Вместе с тем, данное решение, прежде всего, было направлено на стимулирование труда работников, па их сплочение и сохранение трудового коллектива. Все его действия были направлены на выполнение требований Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», Устава и условий трудового договора, а все сводилось к обеспечению населения г. Новомосковска и Новомосковского района, учреждений здравоохранения, образования, детских садов и т.д. теплом, водой, горячим водоснабжением, содержанием жилого фонда. Эти задачи им были выполнены. Все системы, отвечающие за жизнеобеспечение населения города и района функционировали удовлетворительно. Утверждения, изложенные в обвинении о том, что якобы он, не уплачивая НДФЛ в бюджет, тем самым желал приукрасить действительное положение дел являются необоснованными, поскольку у него такого желания никогда не было, вес налоговые декларации сдавались достоверными, бухгалтерская и статистическая отчетность сдавалась достоверной, сведения о задолженности в бюджеты ежемесячно предоставлялись в МО г. Новомосковск и Новомосковский район. Более того, период его работы генеральным директором НМУП «Н» был проверен контрольно – ревизионным отделом финансового управления администрации МО и Инспекции ФНС России по г. Новомосковску, в актах проверки не содержатся выводы об искажении финансовых показателей либо неправильном определении налоговой базы по налогам, в том числе и по НДФЛ. К административной ответственности за нарушение налогового законодательства он не привлекался. Доводы обвинения о том, что он, не уплачивая НДФЛ в бюджет в личных интересах, действовал с целью экономии на оплате труда работников, путем уклонения от уплаты налогов, исчисленных из оплаты труда, являются необоснованными, поскольку этот вывод абсолютно противоречит как содержанию заключения эксперта, так и фактическому положению дел. Фактов занижения фонда оплаты труда, применения схем по оплате труда с целью экономии на налогах, недоплаты работникам, необоснованной экономии на оплате труда работникам, занижения налоговой базы по НДФЛ не было установлено. Долги поставщикам, подрядчикам, бюджету по налогам и внебюджетным фондам никому еще не принесли престижа, авторитета перед кредиторами. При наличии долгой поставщикам, подрядчикам, бюджетам всех уровней невозможно завоевать социальный статус с признанием личности в сфере профессиональной и общественной деятельности. тем более осуществить успешную карьеру. Действующим законодательством предусмотрено, что в связи с неуплатой долгов кредиторам можно достичь только банкротства предприятия и его ликвидации, что и было доказано временем. Лично он понимал и осознавал все негативные последствия неуплаты постоянно растущей задолженности предприятия по налогам в бюджет, в том числе и по НДФЛ и по мере возможности изыскивал денежные средства на ее погашение. Вместе с тем, он надеялся и на то, что долги из бюджетов всех уровней будут возвращены, и за счет них можно будет погасить возникшую задолженность по налогам перед бюджетом. Не рассчитываться поставщиками за энергоресурсы, он не мог, поскольку это могло привести перебоям в обеспечении населения города услугами жизнеобеспечения, и выплачивать заработную плату работникам он также не мог поскольку в результате этого пострадали бы более 2000 людей, а кроме того это напрямую было связано с эффективностью работы предприятия. Из показаний свидетеля стороны обвинения Ю.П.Д., данных им в судебном заседании следует, что он работает в должности начальника финансового управления Администрации МО Новомосковский район с 2001 года. В его обязанности вход руководство финансовым управлением по формированию и исполнению местного бюджета. С подсудимым Б. он знаком по работе, отношения деловые. Финансов управление администрации МО Новомосковский район не осуществляет контроль распределением денежных средств НМУП «Н». Денежные средства расходуются указанным МУП самостоятельно. Одной из статей доходов НМУП «Н» являю бюджетные средства. Администрация МО Новомосковский район понимало всю важно стабильной работы данного МУП, поэтому выделяло данному предприятию, бюджетные кредиты. Однако данные кредиты были целевые, то есть директор мог использовать данные кредиты по своему усмотрению, например на погашение задолженности по НДФЛ. В основном бюджетные кредиты расходовались производственные нужды. В 2005 - 2006 году НМУП «Н» было про финансировано на большую сумму, чем было запланировано. Задолженности бюджетных организаций города района перед НМУП «Н» за указанный период не было. Из информации поступающей с МУП «Н» через финансовое управление в адрес администрации Новомосковский район, ему было известно, что «Н» в период работы Б. имело задолженность по оплате НДФЛ, в то же время ему было известно, что «Н» были должны и из федерального бюджета и из областного бюджета также более 80 миллионов рублей была задолженность населения по оплате коммунальных услуг. Б. не приукрашивал действительное положение дел на МУП, поэтому о всех долгах, в том числе и по НДФЛ, Главе администрации МО Новомосковский район было известно. Еженедельно Б. на совещаниях руководителей МУП отчитывался перед Главой администрации о принятых мерах по взысканию задолженности с населения и предприятий, которые своевременно не рассчитывались за коммунальные услуги. Б. он может охарактеризовать как требовательного, ответственного руководителя. Из показаний свидетеля стороны обвинения С.А.М., данных им в судебном заседании следует, что он работает первым заместителем администрации МО Новомосковский район с 2003 года. В его обязанности входит осуществление контроля за капитальным строительством, экономикой, торговлей, промышленностью, мелким и средним бизнесом и т. д. С подсудимым Б. он знаком по его прежней работе в качестве генерального директора НМУП «Н», отношения деловые. Когда решался вопрос о назначении генерального директора предприятия НМУП «Н», то в администрации МО Новомосковский район обсуждались разные кандидатуры на эту должность, поскольку работа данного МУП была непосредственно связана с жизнеобеспечением города и района. А поскольку в то время Б. возглавлял одно из компаний системы ЖКХ - НМУП «М», в работе которого наметились положительные сдвиги, зная его деловые качества, такие как ответственность, работоспособность, требовательность, было принято решение предложить Б. возглавить данное предприятие. Зная тяжелое финансовое положение МУП «Н», Б. согласился. После чего с ним был заключен трудовой договор. НМУП «Н», генеральным директором которого был назначен Б., имело большие долги, в том числе и по налогам в различные бюджеты. Б. никогда не приукрашивал финансово - хозяйственное положение, а всегда доводил до сведения администрации МО Новомосковский район объективную информацию о положении дел, в том числе и по задолженности по налогам в бюджет. Администрация МО Новомосковский район понимало всю важность стабильной работы вновь созданного МУП, поэтому всячески оказывало помощь, в том числе и путем предоставления бюджетных кредитов. Однако денежных средств не хватало. Б. старался, прежде всего, изыскивать денежные средства на своевременную выплату заработной платы работникам и рассчитаться с поставщиками за газ, электроэнергию, без чего невозможно было обеспечить бесперебойную подачу тепла, воды населению города. Он далек от той мысли, что Б., имея достаточные денежные средства, умышленно не уплачивал предусмотренные законом налоги. Лично он как заместитель Главы МО Новомосковский район никаких указаний о премировании работников НМУП «Н» Б. не давал. Распоряжения администрации МО Новомосковский район о поощрении конкретных работников НМУП «Н» носили рекомендательный характер. Из показаний свидетеля стороны обвинения Ф.В.Н., данных ею в судебном заседании следует, что она работала с 02.02.04 г. по 17.01.2007 г. заместителем главного бухгалтера НМУП «Н». Генеральным директором в период с августа 200_ г. по сентябрь 200_ г. работал Б. Работа по налогам входила в ее обязанности. Она ежемесячно предоставляла главному бухгалтеру сведения о суммах начисленных и уплаченных налогов. А главный бухгалтер в свою очередь предоставляла данные сведения директору. Б. знал о недоимке по налогам, в том числе и по НДФЛ. Б., как генеральный директор,являлся единственным распорядителем денежных средств, поступающих в кассу и на расчетные счета. Правом первой подписи обладал генеральный директор НМУП «Н» Б., правом второй подписи обладал главный бухгалтер НМУП «Н» С. Исчисленный и удержанный из заработной платы работников налог на доходы физических лиц в тот же день либо на следующий с момента удержания из заработной платы должен быть перечислен в бюджет. Ей известно, что НМУП «Н» является налоговым агентом по налогу на доходы физических лиц и это его обязанность, предусмотренная налоговым законодательством Российской Федерации. Собственностью предприятия, удержанный из заработной платы работников подоходный налог, не является. НМУП «Н» обязано его перечислить в бюджет. Однако, денежных средств постоянно не хватало. Даже на выплату заработной платы работникам приходилось брать кредиты. Несмотря на задолженность по НДФЛ, руководство МУП принимало меры по погашению этой задолженности. Вместе с тем, Б. пытался сохранить кадры, обеспечить бесперебойную работу всех служб и подразделений жилищно-коммунального хозяйства, а для этого необходимо было создать элементарные условия труда, стимулировать труд работников. На решение всех эти: вопросов требовались деньги. В период работы Б. в качестве генеральной директора НМУП «Н» она получала материальную помощь к отпуску, два раз получала премию: к 8 марта и ко «Дню работника коммунального хозяйства». Считает данные выплаты обоснованными и заслуженными, поскольку и ей и другим работникам аппарата управления НМУП «Н» приходилось работать по 10 - 12 часов в сутки, зачастую и в выходные дни. Те денежные средства, которые пошли на выплату премий материальной помощи работникам, не решили бы проблему задолженности по НДФЛ, поскольку это были незначительные суммы. Б. она может охарактеризовать, как ответственного, справедливого руководителя. Из показаний свидетеля стороны обвинения А.Л.Н., данных ею в судебно заседании, следует, что она работала в должности главного экономиста НМУП «Н» в 2004 года. В ее обязанности как главного экономиста входило: составление смет, калькуляции, отчетности, подготовка документов по формированию тарифов предоставление информации в различные органы управления и др. Генеральным директором НМУП «Н» в период с июля 200_ г. по октябрь 200_ г. работал Б. На предприятии в этот период работало более 2200 человек. Задолженности по заработной плате перед работниками не было. Налог на доходы физических лиц удерживался в момент начисления заработной платы. Единственным распорядителем денежных средств поступающих в кассу и на расчетные счета являлся Б. - генеральный директор. Он же обладал правом первой подписи. Ежемесячно до 15 числа каждого месяца работникам выдавал расчетные талоны, в которых были указанны все индивидуальные удержания, в том числа и по НДФЛ. В конце талона имелась графа «Итого к выплате, в которой была указана сумма с учетом всех удержаний. Заработная плата уже за минусом НДФЛ перечислялась на пластиковые карты работников. Решения о выплате работникам материальной помощи и премий принимались Б. Она также получала материальную помощь к отпуску и премии к 8 марта и ко «Дню работников коммунального хозяйства». Считает, что премии и материальная помощь, которые выдавались работникам, были обоснованными, поскольку работы было много. Работникам аппарата управления НМУП «Н» приходилось работать по 12 часов в сутки, зачастую и в выходные дни. Не стимулировать труд работника в таких условиях было бы не справедливо. Б. она может только с положительной стороны: требовательный, инициативный. Из показаний свидетеля стороны обвинения С.М.А., данных ею в судебном заседании следует, что она работала в должности главного бухгалтера НМУП «Н» с 02.02.04 г. по 17.01.2007 г. Генеральным директором с июля 200_ г. по октябрь 200_г. работал Б. В ее обязанности входило: организация и ведение бухгалтерского учета, составление бухгалтерской отчетности, составление и представление налоговой отчетности в налоговый орган и др. Она обладала правом второй подписи, распоряжаться финансовыми средствами она не имела права. Задолженности по заработной плате перед работниками в указанный выше период не было. НМУП «Н» являлось налоговым агентом, то есть было обязано исчислять, удерживать и перечислять НДФЛ с выплаченной работникам заработной платы. Сведения о недоимке по НДФЛ регулярно предоставлялись Б. Ее вместе с Б. вызывали в налоговую инспекцию именно по поводу неуплаты налогов, также в адрес НМУП «Н» налоговой инспекцией направлялись письма и требования об уплате налогов и сборов. Она, как главный бухгалтер, ставила Б. в известность о том, что исчисленный и удержанный из заработной платы работников налог на доходы физических лиц, в тот же день либо на следующий, с момента удержания из заработной платы, должен быть перечислен в бюджет. Вместе с тем ей как никому другому известна причина несвоевременного перечисления удержанного подоходного налога в бюджет. Эта причина связана с постоянной нехваткой денежных средств на предприятии. Даже на выплату заработной платы приходилось брать кредиты в банках под большие проценты. Кроме того, долг населения перед НМУП «Н» по оплате коммунальных услуг в период работы Б. достиг 80 миллионов рублей, должны были и из федерального и областного бюджета. Б. как руководитель предприятия старался своевременно выдать заработную плату работникам предприятия, рассчитаться с поставщиками за энергоресурсы. По мере возможности предприятие погашало и долг перед бюджетом по НДФЛ. Никакого личного интереса не уплачивать НДФЛ в бюджет у Б. не было, поскольку последствия постоянно растущего долга по налогам ему были известны. Это и штрафные санкции, и возможное банкротство МУП. Насколько ей известно, Б. собирался работать и действовал всегда в интересах предприятия. Те деньги, которые пошли на выплату премий и материальной помощи работникам не решили бы проблему задолженности НМУП «Н» по НДФЛ. А без стимулирования труда работников, НМУП «Н» вряд ли смогло бы эффективно решать текущие проблемы жилищно-коммунального хозяйства города и района. Из показаний свидетеля стороны обвинения Е.А.А., данных им в судебном заседании следует, что он работал в должности главного экономиста НМУП «Н» с марта по ноябрь 2004 года. После этого работал заместителем генерального директора по экономике. В его обязанности входило: составление смет, калькуляции, отчетности, подготовка документов по формированию тарифов, составление отчетной калькуляции, предоставление информации в различные органы управления. Генеральным директором НМУП «Н» в период с июля 200_ года по октябрь 200_ года работал Б. На НМУП в этот период, работало более 2200 человек. Заработная плата при Б. выплачивалась работникам своевременно. Налог на доходы физических лиц удерживался ежемесячно. Решение о распределении денежных средств, поступающих в кассу и на расчетные счета, мог принять только генеральный директор НМУП «Н». Ему известно, что и в период работы генеральным директором Б. и до него, НМУП «Н» производило исчисление и удержание из заработной платы работников подоходного налога, но не всегда удержанный подоходный налог перечислялся в бюджет. Происходило это из - за постоянной нехватки денежных средств на предприятии. НМУП «Н» с момента создания оказывало услуги по теплоснабжению, горячему и холодному водоснабжению, отведению и очистке стоков, вывозу мусора, содержанию и текущему ремонту жилищного фонда. Данные виды деятельности являются регулируемыми, т.е. тарифы на услуги по данным видам деятельности подлежат государственному регулированию. Тарифы на услуги устанавливались: по теплоснабжению, водоснабжению и очистке стоков - Региональной энергетической комиссией Тульской области в дальнейшем Департамент по тарифам Тульской области. По содержанию и текущему ремонту жилищного фонда и вывозу мусора - решением представительного органа МО Новомосковский район. Этим же органом утверждался и размер платы для населения. Потребителями данных услуг являлись: население МО от 80 % до 100% объема услуг, предприятия и организации, финансируемые из федерального, областного и местного бюджета, промышленные и частные. Одной из причин изначальной убыточности НМУП «Н» было то, что размер тарифов утверждался ниже фактической себестоимости. Объяснялось это низкой платежеспособностью населения, и в связи с отменой перекрестного субсидирования тариф утверждался независимо от категории потребителя, т.е. единый для всех. Так как тариф не соответствовал величине фактических затрат, возникала разница в тарифах, т.е. убытки от производства и реализации услуг. Снизить затраты па производство и реализацию услуг не представлялось возможным из - за изношенности оборудования (износ более 70 %), которое влияет на потребление энергоносителей (газ, электроэнергия, вода). В структуре плановых затрат энергоносители составляли до 65,5 %. Фактически затраты на энергоносители составляли до 80 %. Тарифы занижались при рассмотрении в Региональной энергетической комиссии, так как принимались в расчет нормативные значения, а не фактическое состояние оборудования и сетей. Фактическое потребление газа и воды для выработки теплоэнергии осуществлялось в отопительный период с сентября месяца до мая. Причем самые большие суммы расчетов за потребленный газ и воду приходились па декабрь, январь, февраль месяцы. За отопительный период 7 месяцев предприятие должно было полностью рассчитаться за газ и электроэнергию. Потребители оплачивали за услуги теплоснабжения в течение года равными частями. Возникал временной разрыв между оплатой счетов за энергоносители и поступающими средствами от потребителей. Чтобы рассчитаться за газ и прочие энергоносители предприятие вынуждено было брать кредиты в банках. Проценты за пользование кредитами не включались в тариф, их приходилось относить на убытки. По условиям договора поставки энергоносителей, несвоевременная оплата счетов позволяла поставщикам энергоносителей вводить ограничение на поставку, вплоть до полного отключения. В случае отключения НМУП вынуждено было бы еще оплачивать и за подключение. Данные обстоятельства являлись второй причиной того, что вновь созданное НМУП «Н» было убыточным. Дебиторская задолженность за оказанные услуги складывалась по всем категориям потребителей. По населению в связи с несвоевременной и неполной оплатой, так как имеются категории граждан имеющих просроченную задолженность от 70 000 до 100 000 рублей, не считая задолженности до 3-х месяцев, которая относится к разряду текущей. По абонентам, финансируемым из федерального и областного уровня бюджетов, задолженность складывалась в 1 и 2 кварталах. Объяснялось это недостаточным финансированием из-за того, что в данные периоды плохие сборы и поступления в бюджет. По категории промышленные предприятия и прочие потребители задолженность была связана с сезонной реализацией продукции. К таким абонентам применялись отключения и прекращение обслуживания. За федеральным и областным бюджетом всегда существовала задолженность по возмещению льгот и субсидий, предоставленным гражданам. Формирование и утверждение бюджета на следующий год проводится в 3 квартале текущего года. На этот момент еще не утверждены тарифы и цены на услуги. В бюджете муниципального образования финансирование ЖКХ предполагается: на возмещение льгот, предоставляемых по решениям органа местного самоуправления, на оплату услуг за учреждения и организации, финансируемые за счет местного бюджета. При направлении сведений о необходимом финансировании в период календарного года НМУП включало в расчет и возмещение убытков от производственной деятельности. При необходимом финансировании в 2005 году в размере 103 258, 7 тысяч рублей, заложено было в смету расходов 73 924 тыс. руб., в 2006 году размер необходимого финансирования составлял 125 708 тыс. руб., заложено на все предприятия ЖКХ - 82 276.3 тыс. руб., в том числе для НМУП «Н» - 39 950 тыс. руб. Исполнение обязательств бюджета соответственно шло от сумм, утвержденных в смете финансирования, а не от потребностей МУП. Заложить в бюджет полностью необходимое финансирование для ЖКХ также не представлялось возможным, так как эти расходы не обеспечивались доходной частью местного бюджета. При постоянном дефиците денежных средств "Н" вынуждено было постоянно кредитоваться. Вместе с этим, для. эффективного решения производственных задач, связанных с жизнеобеспечением города, необходимо было помнить и о трудовом коллективе, а именно, чтобы остановить текучесть квалифицированных специалистов, необходимо было на рабочих местах создавать элементарные условия труда, стимулировать труд работников. Для решения указанных выше вопросов, также требовались деньги. Те денежные средства, которые были затрачены на премирование работников и выплату им материальной помощи не решили бы проблемы задолженности НМУП «Н» по НДФЛ. Никакого умысла и тем более личной заинтересованности в неуплате НДФЛ в бюджет у Б. не было. Выплата материальной помощи, которую получил Б. за период его работы генеральным директором НМУП «Н» была предусмотрена трудовым договором. Все премии и материальные поощрения, которые Б. получил в период своей работы в НМУП «Н» были во - первых, обоснованными и заслуженными, а во - вторых, согласованы с его работодателем, то есть с администрацией МО г. Новомосковск и Новомосковский район. Из показаний свидетеля стороны обвинения А. И.М., данных им в судебном заседании следует, что в период с 14.01.2005 года по сентябрь 2006 года он работал заместителем главного инженера подразделения «В» НМУП «Н». Генеральным директором НМУП «Н» в период с июля 200_ г по сентябрь 200_ года работал Б. Заработная плата в указанный выше период выплачивалась своевременно. В период работы Б. он один раз получал материальную помощь в связи с заболеванием. С этой целью он писал письменное заявление на имя генерального директора НМУП «Н». Ему известно, что НМУП «Н» имело задолженность по налогам в связи с нехваткой денежных средств на предприятии. О генеральном директоре НМУП «Н» Б. он может сказать только положительное, а именно требовательный и ответственный руководитель. Из показаний свидетеля стороны обвинения А.С.А., данных им в судебном заседании следует, что с момента образования НМУП «Н» и до 17.01.2007 года он работал начальником котельной № 35 НМУП «Н». В период с августа 200_ года по сентябрь 200_ года генеральным директором НМУП «Н» был Б. В указанный выше период заработную плату выплачивали своевременно, один раз в месяц. Ежемесячно перед выдачей заработной платы каждому работнику выдавался расчетный талон, в котором были указаны все индивидуальные удержания, в том числе и подоходный налог, то есть заработную плату получали уже с учетом удержанного подоходного налога. Его ребенок обучался в колледже на коммерческой основе. В 2005 и в 2006 году он обращался в налоговую инспекцию с заявлением о возмещении подоходного налога в связи с оплатой обучения ребенка. Ему был предоставлен налоговый вычет в размере 1820 рублей. В период его работы начальником котельной НМУП «Н» услуги сотовой связи ему не оплачивало. В период работы генерального директора НМУП «Н» Б. в его кабинете ремонт не проводился, и мебель для его кабинета не приобреталась. Канцтоварами его подразделение обеспечивалось. Перечисляло ли НМУП исчисленный и удержанный из заработной платы работников подоходный налог в бюджет, ему не известно. В эти вопросы он не вникал. Ему известно, что некоторые работники обращались и получали материальную помощь. Лично он в период работы Б. с заявлением о предоставлении такой материальной помощи не обращался. Премию получал один раз за пуск тепла в период начала отопительного сезона. Б. он может охарактеризовать только с положительной стороны, как руководитель он ответственно и требовательно подходил к решению всех производственных вопросов. Из показаний свидетеля стороны обвинения М.И.П., данных ею в судебном заседании следует, что она работала в отделе выездных проверок ИФНС РФ по г. Новомосковску Тульской области с декабря 1992 года. Отдел занимался выездными проверками юридических лиц. С 13.12.2006 г. по 17.01.2007 г. отделом проводилась проверка НМУП «Н» по вопросам правильности исчисления и правильности перечисления ЕСН и страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, в том числе и налога на доходы физических лиц за период с 02.02.2004 г. по 31.10.2006 г. В ходе проверки расхождений по налоговой базе и исчисленным налогам не установлено, была установлена несвоевременная уплата страховых взносов на обязательное пенсионное страхование. В связи с несвоевременной уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2004 г. – 2005 г. и 9 месяцев 2006 г. на основании ст.75 НК РФ начислены пеня в федеральный бюджет. В ходе проведенной проверки также было установлено, что НМУП «Н» за проверяемый период не полностью перечислило в бюджет НДФЛ в сумме кредиторской задолженности - 35 267 515 руб., из них: за 2004 г. -5 433 009 рублей, за 2005 г. - 17 764 722 рубля, за 2006 г.-12 069.784 рубля. По какой причине на указанном выше МУП сложилась такая задолженность по НДФЛ ей не известно, поскольку эти вопросы не входят в ее компетенцию. Из показаний свидетеля стороны обвинения Я.Т.С, данных ею в судебном заседании, следует, что в НМУП «Н» она работала с момента образования оператором котельной № 1. Ей известно, что с июля 200_ года по октябрь 200_ года генеральным директором был Б. В этот период работы заработную плату выдавали своевременно. Ежемесячно из заработной платы удерживался подоходный налог. В период с июля 200_ года по октябрь 200_ года премий и материальную помощь она не получала. Работа операторов котельной осуществлялась посменно с 08 часов до 20 часов. Охарактеризовать Б. она не может, так как за указанный период с ним не встречалась. Из показаний свидетеля стороны обвинения Я.Г.А., данных им в судебном заседании следует, что в период с июля 200_ года по март 200_ года он работал исполняющим обязанности заместителя Главы администрации МО Новомосковский район по вопросам жилищно-коммунального хозяйства, транспорту и связи. В его обязанности входило: организация и контроль за деятельностью ЖКХ. В период с 200_ г. по 31.09.200_ года генеральным директором НМУП «Н» работал Б. Когда в 200_г. году в администрации МО Новомосковский район встал Н. на должность генерального директора НМУП «Н», то он как заместитель Главы администрации МО Новомосковский район предложил Главе администрации кандидатуру Б., поскольку Б. уже имел достаточный опыт работы в системе ЖКХ и зарекомендовал себя как ответственный и требовательный руководитель. Главой администрации МО Новомосковский район было предложено Б. возглавить НМУП «Н». Зная профессиональные качества Б., он также лично просил его согласиться с предложенной ему Главой администрации должностью. Б. дал свое согласие, после чего с ним был заключен трудовой договор. Ему, как заместителю Главы администрации муниципального образования, было известно, что на момент назначения на должность генерального директора НМУП «Н» Б. у предприятия были большие долги, в том числе и по налогам. Вместе с тем, несмотря на существующие долги, решать вопросы жизнеобеспечения населения города было необходимо. Для эффективного решения указанных выше производственных вопросов необходимо было помнить и о людях, которые занимались решением этих вопросов, то есть необходимо было создавать элементарные условия на рабочих местах. В условиях изношенности инженерных сетей работникам предприятия жилищно-коммунального хозяйства зачастую приходилось работать по 10 - 12 часов в сутки, в ночное время и в выходные дни, поэтому при таком режиме работы людей необходимо было поощрять. Ему также известно, что и Б. являясь руководителем, работал по 10 - 12 часов в день, порой и без выходных, постоянно и ответственно решал все возникающие проблемы в жизнеобеспечении города. Поэтому он считает, что те материальные поощрения, которые были выплачены Б. за период его работы, являются заслуженными и обоснованными. Каждый раз, когда решался вопрос о премировании работников НМУП «Н» за успешное выполнение тех или иных производственных задач, вопрос о материальном поощрении руководителя, в частности Б. обсуждался на совещании в администрации муниципального образования. По результатам таких оперативных совещаний обсуждался вопрос о премировании генерального директора НМУП «Н». Только после этого на письмах, с которыми к нему обращался заместитель генерального директора НМУП «Н» он ставил указание главному бухгалтеру о начислении Б. премии. Ни разу за период работы генеральным директором НМУП «Н». Б. не ставил перед ним вопрос о его поощрении по собственной инициативе. Б. постоянно докладывал реальную ситуацию и положение дел на предприятии и никогда ее не приукрашивал. Поэтому Администрация МО Новомосковский район знало реальное положение дел на предприятии, в том числе и по задолженности по НДФЛ. И в администрации муниципального образования и Б. понимали, что налоги и иные социальные выплаты в бюджет платить необходимо и принимали все необходимые меры к погашению данной задолженности. Вместе с тем, денежных средств катастрофически не хватало. В таких финансовых условиях руководителю Б. приходилось выбирать, либо своевременно выплачивать заработную плату работникам и своевременно рассчитываться с поставщиками энергоносителей, либо своевременно выплачивать налоги и иные социальные выплаты. Б. выбирал первое, поскольку задержки по заработной плате естественно отразились бы па эффективности решения и без того запущенных производственных вопросов жилищно-коммунального хозяйства, несвоевременный же расчет с поставщиками за энергоносители мог реально повлечь в. работе НМУП перебои в подаче тепла, воды и прочих коммунальных услуг населению, больницам, школам и т. д. Поэтому Б. не уплачивая в бюджет исчисленный и удержанный из заработной платы работников НДФЛ, руководствовался не личными интересами, а прежде всего интересами трудового коллектива, интересами населения всего города, которое нуждалось в эффективном и бесперебойном снабжении услугами жилищно-коммунального хозяйства. Из показаний свидетеля стороны обвинения Л.В.Т., данных ею в судебном заседании следует, в 2006 году она исполняла обязанности начальника отдела урегулирования задолженностей ИФНС РФ по г. Новомосковску Тульской области. С 2001 г. работала старшим инспектором отдела урегулирования задолженностей. В обязанности отдела входило урегулирование задолженностей юридических лиц по налогам. При выявлении задолженностей у юридических лиц по налогам, служащие отдела вызывают руководителей предприятий - должников и проводят работу с ними, направленную на взыскание недоимки по налогам и сборам. Ни известно, что в 2006 году такое НМУП «Н» имело задолженность по налогам и сборам перед бюджетом, поэтому полагает, что начальник отдела урегулирования задолженностей ИФНС РФ по г. Новомосковску должна была вызывать к себе и руководителя, и главного бухгалтера по вопросу несвоевременной уплаты налогов. Лично она в период исполнения обязанностей начальника отдела ни руководителя НМУП «Н» Б., ни главного бухгалтера данного НМУП не вызывала и никакой с ними работы не проводила. Вручалось ли руководителю НМУП «Н» письменное требование о необходимости уплаты задолженности по налогам и сборам ей не известно. Из показаний допрошенного в судебном заседании свидетеля стороны обвинения Х.А.П. следует, что он работал в должности главного энергетика НМУП «Н» с июня 200_ года по 2 ноября 2006 года. До этого работал директором НМУП «Т», которое входило в состав НМУП «Н». В его обязанности как главного энергетика входило контроль за потреблением электроэнергии, контроль за оборудованием. Генеральным директором НМУП «Н» в период с июля 200_ года по октябрь 200_ года работал Б. Должность главного бухгалтера занимала С.М.А. Задолженности по заработной плате перед работниками в этот период не было. Ежемесячно на "Н" до 15 числа каждого месяца работникам выдавали расчетные талоны, которых были указанны все индивидуальные удержания, в том числе и НДФЛ в размере 13 %. В 2003 или в 2004г. он приобрел в собственность квартиру. В 2005 - 2006 год; он обращался в налоговую инспекцию г. Новомосковска для получения налогового вычета. Такой налоговый вычет ему был предоставлен. О том, была ли задолженность НМУП «Н» по НДФЛ перед бюджетом ему не известно, и в эти вопросу он не вникал. Для него за счет средств учреждения в начале 2005 года еще генеральном директоре НМУП «Н» С. был приобретен телефон сотовой связи за 2 500 руб. Приобретение телефона сотовой связи по его ему мнению был производственной необходимостью, а именно для эффективного решения производственных задач. Также оплачивались переговоры по сотовом телефону, но только по производственным вопросам в размере 300 рублей в месяц. С предлагал Б. перевести все служебные сотовые телефоны работников, кому была положена оплата сотовой связи, на единого оператора сотовой связи. То есть он предлагал директору заключить догов корпоративной связи, по которому тариф оплаты значительно дешевле, но данное предложение реализовано не было, так как и он, а затем и Б. В период работы генеральным директором Б. он получал премию ко «Дню работника коммунального хозяйства» Б. он может охарактеризовать, как волевого и требовательно руководителя. Из показаний допрошенного в судебном заседании свидетеля стороны обвинения Л.А.Е. следует, что он работал в должности директора подразделения «Т» НМУП «Н» с июня 200_ года по декабрь 200_ года. В его обязанности входило: организация эксплуатации и ремонта котельных и тепловых трасс. Генеральным директором НМУП «Н» в период с июля 200_ г. по октябрь 200_ г. работал Б. Задолженности по заработной плате перед работниками в указанный период не было, и в этом была немаловажная заслуга руководителя Б. Ему известно, что единственным распорядителем денежных средств, поступающих в кассу и на расчетные счета являлся Б. Ежемесячно до 15 числа каждого месяца работникам выдавались расчетные талоны, в которых были указанны все индивидуальные удержания, в том числе и НДФЛ. О том, имелась ли у «Н» задолженность перед бюджетом по уплате НДФЛ, ему известно не было, так как в эти вопросы он не вникал. В период работы генеральным директором НМУП «Н» Б. он получал премию за участие в ликвидации аварии, кроме того, он получал единовременное поощрение к своему юбилею - 50 летаю. Ежемесячно предприятием оплачивались его переговоры по мобильному телефону, касающиеся производственных вопросов, примерно в сумме 200 - 300 рублей. Лично для него сотовая связь была необходима для решения производственных вопросов. Ремонт в его рабочем кабинете не производился. Из мебели ему был приобретен один лишь рабочий стол, поскольку старый вышел из строя в связи с износом. Ему, как руководителю подразделения «Т» отвечающему за теплоснабжение города известно, что Б. тщательно вникал во все производственные вопросы, лично руководил работой на местах по ликвидации аварий, в том числе и в ночное время и в выходные дни. Б. он может охарактеризовать как ответственного и требовательного руководителя. Из показаний свидетеля стороны обвинения С.А.Н., данных им в судебном заседании следует, что он работал в должности главного инженера НМУП «Н» с декабря 2004 года по июль 2006 года. В обязанности главного инженера входило: планирование технических мероприятий и контроль за их выполнением. Генеральным директором НМУП «Н» в указанный период работал Б. В то время работало более 2200 человек. Задолженности по заработной плате перед работниками не было. Ежемесячно до 15 числа каждого месяца работникам выдавали расчетные талоны, в которых были указанны все индивидуальные удержания, в том числе и подоходный налог. Еще до прихода к руководству Б. ему за счет средств НМУП был куплен телефон сотовой связи, при этом телефонные переговоры по производственным вопросам оплачивались "Н". С приходом к руководству НМУП «Н» Б. список работников, пользующихся услугами сотовой связью за счет предприятия, был сокращен почти вдвое, при этом также был уменьшен размер ежемесячной оплаты услуг сотовой связи. Как главный инженер он считает, что наличие телефонов сотовой связи у руководителей структурных подразделений такого крупного учреждения как НМУП «Н» являлось производственной необходимостью, поскольку объекты жилищно-коммунального хозяйства разбросаны по всему Новомосковскому району. Инженерные сети и коммуникации по теплоснабжению изношены на 75 %, а по водоснабжению на 70 %. Из-за изношенности коммуникаций часто происходили аварии. Лично он как главный инженер, а Б., как генеральный директор за все сбои и отключения отвечали персонально перед Главой администрации МО Новомосковский район. Решения о выплате единовременных поощрений и премий принимались руководителем. Все службы готовили показатели ежемесячно, на основании данных показателей готовился приказ о премировании, Б. подписывал приказ, если был согласен с выплатой премий, на основании которого происходило начисление премий. Из показаний свидетеля стороны обвинения Л.М.Н., данных ею в судебном заседании следует, что с 01.03.04 г. по 17.01.2007 г. она работала бухгалтером -расчетчиком «Н». Она занималась расчетом заработной платы и составлением отчетов. В период с июля 200_ года по октябрь 200_ года генеральным директором НМУП «Н» был Б. Ежемесячно до 15 числа каждого месяца работникам выдавали расчетные талоны, в которых были указанны все индивидуальные удержания, в том числе и НДФЛ в размере 13 %. Заработную плату получали уже с учетом всех удержаний, включая и 13% НДФЛ. Распорядителем всех денежных средств поступающих в кассу и на расчетные счета являлся генеральный директор Б. Расчетом по НДФЛ она не занималась, так как этим вопросом занималась заместитель главного бухгалтера. Почему при ее допросе следователь записал так, что якобы она занималась подготовкой реестра по НДФЛ для подачи в налоговую инспекцию, она не знает, протокол допроса она подписала со слов следователя, но сама его не читала. О том, что была задолженность по уплате НДФЛ она знала. Она думает, что и генеральный директор НМУП «Н» Б. должен был знать, что НДФЛ надо не только исчислять и удерживать и заработной платы работников, но и перечислять его в соответствующим бюджет. Работая, она получала материальную помощь к отпуску и две премии, одну ко «Дню работника коммунального хозяйства» и одну премию к ее юбилею Решения о выплате премий принимал генеральный директор Б. она может охарактеризовать как грамотного и инициативного, руководителя. Из показаний эксперта К.Н.А., допрошенной в судебном заседании следует, что 21 июня 2007 года по уголовному делу № 21-1-03__-07. возбужденному по факту неисполнения обязанности налогового агента НУМП «Н» старшим следователем СЧ по РОПД СУ при УВД Тульской области майором юстиции А.И.И. была назначена судебная экономическая экспертиза, производство которой было поручено ей. На разрешение экспертизы были поставлены вопросы: - Какая сумма денежных средств поступила в НМУП «Н» в период с 01.08. 200_ года по 30.09.200_ года? - Какая сумма денежных средств была израсходована на выплату заработной платы период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года? - Какая сумма налога на доходы физических лиц была исчислена, удержана в период 01.08.200_ года по 30.09.200_ года? - Какова сумма налога на доходы физических лиц не перечисленного НМУ «Н», в период с 01.08.200_года по 30 09.200_года? - Какова доля неуплаченного НДФЛ за период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года ? - Какова сумма произведенных расходов НМУП «Н» в период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года с выделением расходов, не связанных непосредственно с производством и реализацией? - Имело ли возможность НМУП «Н» в период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года перечислить в бюджет налог на доходы физических лиц, подлежащий к уплате в бюджет заданный период?». При проведении экспертного исследования ею применялись следующие методы: метод сопоставления, экономический анализ, арифметический подсчет. Методика исследования основана на действующем в Российской Федерации законодательстве: Налоговом кодексе РФ, Гражданском кодексе РФ, Федеральном законе о «Бухгалтерском учете» и других нормативных актах. Для проведения судебной экономической экспертизы в ее пользование следователем были представлены бухгалтерские документы, оборотные ведомости предприятия, на основании которых ею были сделаны выводы по поставленным вопросам, в том числе и по первому вопросу: «Что в период с 01.08.0_ года по 30.09.0_ года в кассу и на расчетные счета НМУП «Н» поступили денежные средства на общую сумму 957 795 793,69 руб. Поступление денежных средств учтены однократно, без перемещения из кассы на расчетный счет, с расчетного счета в кассу и внутреннего перемещения по расчетным счетам. При ответе на третий вопрос экспертизы она указала, что процентная доля исчисленного и удержанного НДФЛ в сумме начисленной заработной платы за период с 01.08.2005 года по 30.09. 2006 года составила 12,6 %, при этом уточнив, что ставка 12,6 % это допустимый процент. При пояснении выводов по четвертому вопросу экспертизы она указала, что НДФД должен перечисляться НМУП в бюджет в день выплаты заработной платы. При пояснении выводов по шестому вопросу экспертизы она показала, что при подготовке ответа на шестой вопрос экспертизы, а именно при отнесении расходов, произведенных НМУП «Н» за период с 01.08.200_ г. по 30.09.200_ г. на нужды, не связанные с основными производственными нуждами на сумму 815 296, 08 рублей, требования трудового законодательства к обеспечению нормальных условий труда и техники безопасности, а также требования ст. 254. п.п. 7 п.1, п.п. 11 п.1, п. 25, п. 49 ст. 264 Налогового кодекса РФ, позволяющих отнести указанные в заключении экспертизы произведенные расходы к расходам, связанным с производством и реализацией услуг ею не учитывались, к данному выводу она пришла число логически, то есть это ее субъективное мнение. К выводу о том, что НМУП «Н» необоснованно произвело выплаты единовременного поощрения, материальной помощи, премий к праздникам работникам при отсутствии прибыли,она пришла исходя из экономической целесообразности. Вместе с тем она показала, что никаких нормативно правовых актов, запрещающих руководству предприятия производить выплаты премий, материальной помощи работникам при наличии убытков на предприятии, не существует. При ответе на 6 (шестой) вопрос экспертизы, она отразила премии и материальные выплаты только руководящему составу НМУП, и не показала расходы по выплате премий и единовременных поощрении рядом работникам, только потому, что так ей рекомендовала следован поскольку данной суммы выплаченных премий и материальной помощи недостаточно для состава преступления, которое вменялось Б. При подготовке выводов по седьмому вопросу экспертизы не знали задолженности бюджетов всех уровней перед НМУП «Н» и ее не учитывали, поскольку такие сведения ей вообще не предоставлялись. Технико-экономические показатели, подтверждающие финансовое состояние НМУП «Н» на момент назначения генеральным директором Б., а именно наличие задолженности и убыточная деятельность "Н", при формировании выводов по 7 вопросу ею также не учитывал выводу по данному вопросу экспертизы, о том, что НМУП «Н» не имел возможность с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года перечислить в бюджет нале доходы физических лиц, подлежащий уплате в бюджет за данный период, пришла чисто математически, сравнив сумму денежных средств, израсходованных МУП за период с 01.08.200_ г. по 30.09.200_ года с суммой исчисленного удержанного, но не перечисленного НДФЛ в соответствуй бюджет в процентном соотношении. При изложении мотивированного ответа на седьмой вопрос экспертизы сослалась на ст. 855 п.2 ГК РФ, однако требования данной статьи обязательны лишь для Банков и иных кредитных организаций при наличии поручения списание со стороны НМУП или инкассового поручения со сто налоговых органов, а для обычных предприятий, в том числе и для НМУП «Н» данная норма не применима. Исследовав материалы уголовного дела и доказательства, представленные сторонами обвинения и защиты в судебном заседании, суд приходит к выв том, что обвинение Б. в совершении указанного выше преступления не основано на достоверных доказательствах. По мнению суда, возникшие сомнения относительно вины подсудимого Б. в инкриминируемом ему преступном деянии были устранены, в том числе и в ходе судебного следствия. Ответственность за преступление, предусмотренное ст. 199.1 ч.2 УК РФ наступает в случае неисполнения в личных интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и (или) с подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершенное в особо крупном размере. Для квалификации действий виновного по комментируемой статье необходимо наличие двух объективных признаков: первый – неисполнение обязанностей налогового агента в личных интересах, второй - неисполнения обязанностей налогового агента в особо крупном размере. В соответствии с общими положениями действующего УК РФ, мотив - это психические явления, которые вместе с виной образуют субъективную сторону преступления. Мотив преступления есть обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которым оно руководствуется при его совершении. Цель преступления - это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления. Мотив и цель преступления могут иметь различное уголовно - правовое значение в зависимости от того, насколько важным сочтет их законодатель в том или ином конкретном составе преступления. И мотив, и цель преступления могут превращаться в обязательные признаки состава преступления, если законодатель вводит их в состав конкретного преступления в качестве необходимого условия уголовной ответственности. Таким образом, мотив личной заинтересованности является обязательным признаком субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 199.1 ч.2 УК РФ, следовательно, при установлении вины Б. в совершении данного преступления должен быть доказан и обоснован такой мотив преступления, как личная заинтересованность. Органами предварительного следствия в предъявленном Б. обвинении такой мотив преступления, как личная заинтересованность обоснован через цели, к которым, по версии стороны обвинения стремился Б., не уплачивая исчисленный и удержанный у налогоплательщика НДФЛ в соответствующий бюджет. Проанализировав представленные стороной обвинения доказательства, суд считает, что в действиях подсудимого Б. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 199.1 ч.2 УК РФ, поскольку ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного следствия мотив указанного выше преступления - личная заинтересованность, как обязательный признак субъективной стороны данного преступления, доказан не был. Из 16 - и допрошенных в судебном заседании свидетелей стороны обвинения Ю.П.А, Л.В.Т., А.С.А, Е.А.А., Ф.В.Н.. А.Л.Н., Л.М.Н., Л.А.Е., А.И.М., Х.А.П., С.М.Н., Я.Т.С., С.А.Н., С.A.M., Я.Г.А., М.И.П., ни один из них не подтвердил того факта, что, не перечисляя исчисленный и удержанный из заработной платы работников НДФЛ в бюджет, генеральный директор НМУП «Н» Б. действовал в личных интересах. Наоборот, в большинстве своем свидетели обвинения показали, что само по себе НМУП «Н» с момента своего образования было убыточным и работало в условиях постоянной нехватки денежных средств. Генеральный директор Б. в этих условиях стремился обеспечить бесперебойную работу вверенного ему предприятия, отвечающего за жизнеобеспечение населения города, своевременно выдать заработную плату работникам, создать элементарные условия труда, чтобы сохранить коллектив, удержать квалифицированных специалистов. Так, свидетель С.A.M. - первый заместитель администрации МО Новомосковский район в суде показал, что администрация МО Новомосковский район понимало всю важность стабильной работы вновь созданного «Н», поэтому всячески оказывало помощь, в том числе и путем предоставления бюджетных кредитов. Однако денежных средств не хватало. Б. старался, прежде всего, изыскивать денежные средства на своевременную выплату заработной платы работникам и рассчитаться с поставщиками за газ, электроэнергию, без чего невозможно было обеспечить бесперебойную подачу тепла, воды населению города. Свидетель Ю.П.А. - начальник финансового управления администрации МО Новомосковский район в суде показал, что из информации, поступающей с НМУП «Н» через его управление в адрес администрации МО Новомосковский район, ему было известно, что НМУП «Н» в период работы Б. имело задолженность по оплате НДФЛ. в то же время ему было известно, что и «Н» были должны и из федерального бюджета, и из областного бюджета, а также более 80 миллионов рублей была задолженность населения по оплате коммунальных услуг. Администрация МО Новомосковский район понимало всю важность стабильной работы данного предприятия, поэтому выделяло бюджетные кредиты. Однако, данные кредиты были целевые, то есть Б. не мог использовать данные кредиты по своему усмотрению, например на погашение задолженности по НДФЛ. В основного бюджетные кредиты расходовались на оплату энергоресурсов. Свидетель Ф.В.Н. в суде показала, что денежных средств на предприятии постоянно не хватало. Даже на выплату заработной платы работникам приходилось брать кредиты. Руководство принимало меры к погашению задолженности по НДФЛ. Вместе с тем, генеральный директор НМУП «Н» Б. стремился обеспечить бесперебойную работу всех служб и подразделений жилищно-коммунального хозяйства, сохранить кадры, а для этого необходимо было создать элементарные условия труда, стимулировать труд работников. Свидетель С.М.А. в суде показала, что причина несвоевременно перечисления удержанного подоходного налога в бюджет заключалась постоянном дефиците денежных средств. Даже на выплату заработной платы приходилось брать кредиты в банках под большие проценты. Кроме того, долг населения перед НМУП «Н» по оплате коммунальных услуг в пери работы Б. достиг 80 миллионов рублей, должны были предприятию и федерального и областного бюджета. Б. как руководитель старался своевременно выдать заработную плату работникам, рассчитаться с поставщиками за энергоресурсы. По мере возможности НМУП погашало и долг перед бюджетом по НДФЛ. Никакого личного интереса не уплачивать НДФЛ в бюджет у Б. не было, поскольку последствия постоянно растущего долга налогам ему были известны. Это и штрафные санкции, и возможное банкротство. Насколько ей известно, Б. собирался работать и действо всегда в интересах НМУП. Свидетель Е.А.А. в суде показал, что при постоянном дефиците денежных средств МУП «Н» вынуждено было постоянно кредитоваться. Вместе с этим, для эффективного решения производственных задач, связанны жизнеобеспечением города, необходимо было помнить и о трудовом коллективе именно, чтобы остановить текучесть квалифицированных специалистов, необходимо на рабочих местах создавать элементарные условия труда, стимулировать труд работников. Для решения указанных выше вопросов, также требовались деньги денежные средства, которые были затрачены на премирование работников и выплату им материальной помощи не решили бы проблему задолженности НМУП «Н» перед бюджетом по НДФЛ. Никакого умысла и тем более, личной заинтересованности в неуплате НДФЛ в бюджет у Б. не было. Свидетель Я.Г.А. в суде показал, что в период работы генеральным директором НМУП «Н» Б. он работал заместителем Главы администрации МО Новомосковский район по жилищно-коммунальному хозяйству, фактически курировал данное МУП, в связи с чем ему известно, что денежных средств на предприятии «Н» катастрофически не хватало. В таких финансовых условиях руководителю Б. приходилось выбирать, либо своевременно выплачивать заработную плату работникам и своевременно рассчитываться с поставщиками энергоносителей за газ и электроэнергию, либо своевременно выплачивать налоги. Б. выбирал первое, поскольку задержки по заработной плате естественно отразились бы на эффективности решения и без того запущенных производственных вопросов жилищно-коммунального хозяйства, несвоевременный же расчет с поставщиками за энергоносители мог реально повлечь в работе МУП, перебои в подаче тепла, воды и прочих коммунальных услуг населению, в больницы, школы, детские сады и т.д., поэтому Б., не уплачивая в бюджет исчисленный и удержанный из заработной платы работников НДФЛ. руководствовался не личными интересами, а прежде всего интересами населения всего города, которое нуждалось в эффективном и бесперебойном снабжении услугами жилищно-коммунального хозяйства, а также интересами трудового коллектива. Заключение экономической судебной экспертизы от 19 июля 2007 года, проведенной по настоящему уголовному делу подтверждает всего лишь неполный анализ финансово - хозяйственной деятельности НМУП «Н» за определенный период времени и констатирует факт имеющейся у МУП «Н» на определенный период времени задолженности перед бюджетом по НДФЛ. Вместе с тем, внимательный анализ данного заключения экономической судебной экспертизы не позволяет суду придти к объективному выводу о том, что Б. не перечисляя исчисленный и удержанный у налогоплательщика НДФЛ в соответствующий бюджет, бездействовал в личных интересах, преследуя указанные в обвинительном заключении цели. Допрошенная в судебном заседании эксперт К.Н.А. на вопрос защитника Крюка М.А.о том, учитывалось ли ею при ответе на шестой вопрос экспертизы, а именно при отнесении расходов, произведенных НМУП «Н» за период с 01.08.200_ г. по 30.09.200_ г. на нужды, не связанные с основными производственными нуждами на сумму 815 296, 08 рублей, требования трудового законодательства к обеспечению нормальных условий труда и техники безопасности, а также требования ст. 254, п.п. 7 п.1, п.п. 11 п.1. п. 25, п. 49 ст. 264 Налогового кодекса РФ, позволяющих отнести указанные заключении экспертизы произведенные предприятием расходы к расходам, связанным с производством и реализацией услуг, пояснила, что требования трудового законодательства и указанные выше нормы Налогового Кодекса РФ ею при ответе на данный вопрос не учитывались, к данному выводу она пришла число логически, то есть это ее субъективное мнение. На вопрос защиты подсудимого эксперту К.Н.А. о том, что при ответе на 6 вопрос экспертизы она пришла к выводу, что НМУП «Н» произвело выплаты единовременного поощрения, материальной помощи, премии к праздникам работникам при отсутствии прибыли, в связи с существуют ли какие либо нормативно правовые акты, запрещающие руководству МУП производить выплаты премий, материальной помощи работникам при наличии убытков на предприятии, К. пояснила, что таких нормативно правовых актов нет, к данному выводу она пришла исходя из экономической целесообразности. На вопрос защитника Крюка М.А. эксперту К.Н.А. о том, в связи с чем, при ответе на 6 вопрос экспертизы, она отразила премии и материальные выплаты только руководящему составу МУП, и не показала расходы по выплате премий и единовременных поощрений рядовым работникам, К. пояснила, что так ей рекомендовал следователь, что данной суммы было достаточно для состава преступления которое вменялось Б. На вопрос защиты подсудимого адвоката Крюка М.А. эксперту К.Н.А. о том учитывалось ли ею при формировании выводов по седьмому вопросу экспертиз наличие задолженности бюджетов всех уровней перед НМУП «Н», К. пояснила, что данные сведения ей не предоставлялись, и она их не учитывала. На вопрос защиты подсудимого адвоката Крюка М.А. эксперту К.Н.А. о том, учитывали ли ею ли при подготовке к ответу на 7 вопрос экспертизы технико-экономические показатели, подтверждающие финансовое состояние НМУП «Н» на момент назначения генеральным директором Б., а именно наличие задолженности и убыточная деятельность, К. пояснила, что данные показатели при формировании выводов по 7 вопросу ею учитывались. К выводу по 7 вопросу экспертизы, о том, что НМУП «Н» имелась возможность с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года перечислить в бюджет налог доходы физических лиц, подлежащий уплате в бюджет за данный период, пришла чисто математически, сравнив сумму денежных средств, израсходованных за период с 01.08.200_ г. по 30.09.200_ года с суммой исчисление удержанного, но не перечисленного НМУП «Н» НДФЛ в соответствуют бюджет в процентном соотношении. На вопрос защиты подсудимого адвоката Крюка М.А. эксперту К.Н.А. о том, в связи с чем она при формировании выводов по 7 (седьмому) вопросу эксперт сослалась на ст. 855 п.2 ГК РФ, К. пояснила, что требования дан статьи обязательны для банков и иных кредитных организаций, при налоговом поручений на списание со стороны предприятия пли инкассового поручения стороны налоговых органов, а для обычных предприятий, в том числе и для «Н» данная норма не применима. С учетом изложенного выше, суд критически относится к выводам эксперта по шестому и седьмому вопросу экономической судебной экспертизы, поскольку они носят предположительный, противоречивый характер, в связи с чем суд не может положить их в основу обвинительного приговора. Кроме того, между данными выводами эксперта о том, что в исследованный период руководством НМУП «Н» было направлены средства на цели, непосредственно не связанные с производством в сумме 1 574 385 рублей и теми целями и желаниями, которые по версии стороны обвинения стремился Б., не перечисляя исчисленный и удержанный из заработной платы работников НДФЛ в бюджет в личных интересах, суд не усматривает объективной причинной связи. Так, в соответствии с п.п. 6.1, 6.2, 6.7 Устава Новомосковского муниципального унитарного предприятия «Н» следует, что руководитель назначается на должность и освобождается распорядительным документом Главы администрации МО Новомосковский район. Руководитель подотчетен в своей деятельности Главе администрации МО. Глава муниципального образования заключает (расторгает) с «Руководителем» срочный трудовой договор в соответствии с трудовым законодательством. Руководитель отчитывается о деятельности МУП в порядке и в сроки, которые определяются собственником имущества предприятия. В соответствии с трудовым договором № 34 от 05 июля 200_ года и трудовым договором № 11/к от 06 июля 200_ года работодателем по отношению к руководителю НМУП «Н» Б. является муниципальное образование Новомосковский район. Согласно распоряжению Главы МО г. Новомосковск и Новомосковский район № 102 /2 от 05.07.200_ года Б. был назначен на должность генерального директора НМУП «Н» с 05.07.200_ года, в порядке перевода из НМУП «М». Из анализа вышеизложенного следует, что должность генерального директора НМУП «Н» не выборная. В данном случае продолжительность работы Б. в занимаемой должности не зависело от волеизъявления работников данного МУП. При таких обстоятельствах Б. логичнее было бы не платить премии и иные материальные выплаты работникам, не приобретать детям работников подарки к Новому году, не расходовать денежные средства на улучшение условий их труда, а целесообразнее было бы направить данные денежные средства на погашение задолженности по налогам, в том числе и по НДФЛ в соответствующие бюджеты, за неуплату которых, с него мог реально спросить «Работодатель». Такое поведение Б. соответствовало бы его интересам, а именно, как можно дольше оставаться в занимаемой должности и тем самым пользоваться полномочиями по распоряжению имуществом и финансовыми средствами предприятия. Однако из материалов уголовного дела следует, что Б. поступал иначе, объясняя свое поведение тем, что для того, чтобы предприятие эффективно решало производственные вопросы, необходимо было стимулировать труд работников, улучшать их условия труда. Кроме того, из содержания ст. 163 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что к нормальным условиям труда относятся: исправное состояние помещений, сооружений, машин, технологической оснастки и оборудования, своевременное обеспечение технической и иной необходимой для работы документацией, надлежащее качество материалов, инструментов, иных средств и предметов, необходимых для выполнения работы, их своевременное предоставление работнику, условия труда, соответствующие требованиям охраны труда и безопасности производства. Статья 264 п.1 п.п. 7 Налогового кодекса Российской Федерации позволяет расходы по обеспечению нормальных условий труда и техники безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации отнести к прочим расходам, связанным с производством и реализацией работ, услуг. Из содержания ст.ст. 253, 324 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что расходы на ремонт основных средств включаются в состав расходов, принимаемых при исчислении налогооблагаемой прибыли и включаются в состав расходов производственного характера. С учетом требований указанных выше норм, доводы стороны обвинения, о том. что в период работы Б. генеральным директором НМУП «Н» им были произведены расходы на нужды предприятия, не связанные с основной производственной деятельностью, а именно: на приобретение мебели на сумму - 102 808, 91 руб.: на приобретение отделочных материалов (обоев, эмали, плинтуса, линолеума, краски) на сумму 13 959 рублей; на приобретение предметов интерьера (жалюзи, пошив штор) на сумму 10 348.57 руб.; на оплату воды питьевой на сумму 14036, 70 руб.; на приобретение телефонных аппаратов на сумму 7 105 рублей; на приобретение электроприборов (электрочайник, радиатор) на сумму 2064 руб.; на приобретение канцтоваров на сумму 1690 рублей; на приобретение часов, открыток, конвертов, признаются необоснованными. Расходы, произведенные по решению Б. в период работы в качестве генерального директора НМУП «Н» на приобретение работникам Новогодних подарков на сумму 144 840 рублей; на проведение культурных мероприятий на сумму 30 000 рублей нельзя отнести к расходам, связанным с производством или реализацией работ, услуг, вместе с тем, расходы, произведенные на указанные выше цели, сами по себе не доказывают наличие личной заинтересованности Б. в неуплате НДФЛ в бюджет. Допрошенный в судебном заседании подсудимый Б. показал, что он понимал и осознавал все негативные последствия неуплаты постоянно растущей задолженности по налогам в бюджет, в том числе НДФЛ, и по мере возможности изыскивал денежные средства на ее погашение. Вместе с тем, он надеялся и на то, что долги НМУП из бюджетов будут возвращены и за счет них можно будет погасить возникай задолженность по налогам перед бюджетом. Не рассчитываться с поставщиками за энергоресурсы он не мог, поскольку это могло привести к перебоям в обеспечении населения города услугами жизнеобеспечения выплачивать заработную плату работникам он также не поскольку в результате этого пострадали бы более 2000 людей, а, кроме того, напрямую было связано с эффективностью работы МУП. В соответствии со ст. 129 Трудового кодекса РФ заработная плата - это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, ее количества, качества и условий выполняемой работы, а также выплат компенсационного и стимулирующего характера. Статья 191 Трудового кодекса РФ обязывает работодателя поощрять работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности. При указанных выше обстоятельствах доводы стороны обвинения о том, что Б. не уплачивая НДФЛ в бюджет, действовал в личных интересах, а именно с целью остаться в занимаемой должности максимально долгое время и пользоваться своими полномочиями по распоряжению имуществом и финансовыми средствами признаются судом несостоятельными. Бездействие руководителя МУП по неуплате НДФЛ в бюджет, при постоянно растущей задолженности по налогам, в том числе и по НДФЛ могло привести предприятие лишь к штрафным санкциям со стороны налоговых органов, что ухудшило бы и без того тяжелое финансово - хозяйственное положение, а в перспективе привело бы к (несостоятельности) банкротству, что и было доказано временем, но никак ни к достижению руководителем определенного социально - руководящего положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной и общественной деятельности, к которому, по версии стороны обвинения, стремился Б., тем более к завоеванию престижа, авторитета и к осуществлению успешной карьеры, обеспечивающей материальные блага. Доводы стороны обвинения о том, что Б. не уплачивая НДФЛ в бюджет, желал приукрасить реальную действительность, также признаются судом необоснованными, поскольку они опровергаются показаниями свидетелей Ю.П.А., С.A.M., М.И.П. Так, свидетель Ю.П.А. в суде показал, что Б. не приукрашивал действительное положение дел, поэтому обо всех долгах предприятия, в том числе и по НДФЛ, в администрации МО Новомосковский район было известно. Свидетель С.A.M. в суде показал, что Б. никогда не приукрашивал финансово - хозяйственное положение, а всегда доводил до сведения работодателя - администрации МО Новомосковский район объективную информацию о положении дел на МУП, в том числе и по задолженности по налогам в бюджет. Свидетель М.И.П. в суде показала, что с 13.12.2006 г. по 17.01.2007 г. отделом выездных проверок ИФНС РФ по г. Новомосковску Тульской области проводилась проверка НМУП «Н» по вопросам правильности исчисления и правильности перечисления ЕСН и страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, в том числе и налога на доходы физических лиц за период с 02.02.2004 г. по 31.10.2006 г. В ходе проверки расхождений по налоговой базе и исчисленным налогам установлено не было. Доводы стороны обвинения о том, что Б. не уплачивая НДФЛ в бюджет, бездействовал в личных интересах с целью сэкономить на оплате труда работников путем уклонения от уплаты налогов, исчисленных из оплаты труда, также признаются судом необоснованными, поскольку фактов и доказательств занижения фонда оплаты труда, недоплаты работникам, занижения налоговой базы по НДФЛ, суду представлено не было. Вместе с тем сама по себе экономия (бережливость при расходовании чего-либо - толковый словарь русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой) денежных средств, исчисленных из оплаты труда работников, не свидетельствует о личной заинтересованности Б. в неуплате НДФЛ в бюджет. В соответствии с п.5.14. Коллективного договора НМУП «Н» работодатель имел право премировать работников за выполнение особо важных заданий в связи с ликвидацией аварийных ситуаций на предприятии или другие выполненные работы. Кроме того, согласно п.5.3 указанного выше договора следует, что работникам, уходящим в ежегодный оплачиваемый отпуск, работодатель может выдавать материальную помощь. В соответствии с Положением о премировании работников НМУП «Н», которое было введено в целях усиления материальной заинтересованности работников в повышении эффективности, надежности и бесперебойной работы оборудования, своевременного проведения ремонта, экономии всех видов материальных ресурсов, качества труда, увеличение объемов и улучшения качества оказываемых услуг, исполнительской дисциплины и ответственности, установлено, что премия работникам выплачивается в составе затрат на оплату труда, относимых на себестоимость продукции, работ и услуг. Судом установлено, что генеральному директору НМУП «Н» Б. материальное поощрение производилось за счет средств МУП по согласованию с Работодателем - администрацией МО Новомосковский район, что подтверждается показаниями свидетеля стороны обвинения Я. из которых следует, что в условиях изношенности инженерных сетей работникам НМУП «Н» зачастую приходилось работать по 10 - 12 часов в сутки, в ночное время и в выходные дни, поэтому при таком режиме работы людей необходимо было поощрять. Ему известно, что и Б. являясь руководителем, работал по 16 часов в день, порой и без выходных, постоянно и ответственно решал все возникающие проблемы в жизнеобеспечении города. Поэтому он считает, что те материальные поощрения, которые были выплачены Б. за период его работы, являются заслуженными и обоснованными. Каждый раз, когда решался вопрос о премирований работников НМУП «Н» за успешное выполнение тех или иных производственные задач, вопрос о материальном поощрении руководителя предприятия, в части поощрения Б. обсуждался на совещании в администрации муниципального образования. По результатам таких оперативных совещаний принималось решение о премировании генерального директора НМУП «Н». После чего на письмах, с которыми к нему обращался заместитель генерального директора НМУП «Н» ставил указание главному бухгалтеру предприятия о начислении премии Б. Ни разу за период работы генеральным директором, Б. не ставил перед ним вопрос по своей инициативе о его поощрении. Из показаний допрошенного в судебном заседании свидетеля стороны обвинения Е.А.А. следует, что выплата материальной помощи, которую получил Б. за период его работы генеральным директором НМУП «Н» предусмотрена трудовым договором. Все премии и материальные поощрения, которые Б. получил в период своей работы в НМУП «Н» были обоснованными и заслуженными, а во - вторых, согласованы с его работодателем, то есть с администрацией МО. Из приведенного выше анализа представленных доказательств, суд, приходя к выводу о том, что сама по себе выплата по решению Б. в период его работы генеральным директорам НМУП «Н» работникам предприятия премий и материальной помощи, а также получение им самим премий материальной помощи не доказывает факт его личной заинтересованности невыплате НДФЛ в бюджет. Доводы обвинения, изложенные в обвинительном заключении по делу о том, что в период с 01.08.200_ года по 30.09.200_ года по распоряжению Б. налог на доходы физических лиц в конкретной сумме, удержанный из заработной платы работников НМУП «Н» был направлен на нужды предприятия, в том числе на оплату расходов непосредственно не связанных с основной производственной деятельностью, признаются судом необоснованными в той части, что именно денежная сумма, предназначенная для перечисления в бюджет в качестве налога на доходы физических лиц, была направлена на нужды МУП, поскольку ни в ходе предварительного следствия ни в ходе судебного следствия по делу, не было достоверно установлено, что денежные средства каким - либо образом разграничивались. Из показаний допрошенного в суде свидетеля Л.В.Т. следует, что в указанный период НМУП «Н» имело задолженность не только по НДФЛ, но и по другим налогам и сборам. Из показаний свидетеля М.И.П. следует, что помимо задолженности по НДФЛ НМУП «Н» в указанный выше период имело задолженность и по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование. Кроме того, данный вывод органов предварительного следствия не соответствует заключению судебной экономической экспертизы по шестому вопросу, из исследования по которому следует, что в период с 01.08.200_ г. по 30.09.200_ г. при наличии задолженности по налогу на доходы физических лиц, (но не сам налог, как указано в обвинительном заключении) НМУП «Н» произвело расходы на сумму 815 296, 08 рублей, непосредственно не связанные с основными производственными нуждами предприятия, без указания на то, что именно эта сумма денежных средств, предназначалась для перечисления в бюджет в качестве налога на доходы физических лиц. Проанализировав выше изложенное, суд приходит к выводу о том, что доводы стороны обвинения о том, что Б. не перечислял в бюджет, исчисленный и удержанный из заработной платы работников предприятия НДФЛ, бездействовал в личных интересах, а именно с целью остаться в занимаемой должности максимально долгое время и пользоваться своими полномочиями по распоряжению имуществом и финансовыми средствами, с целью завоевать социальный статус, то есть достичь определенного социально - руководящего положения, связанного с признанием личности в сфере профессиональной и общественной деятельности, завоевать престиж и авторитет, желая приукрасить реальную действительность, с целью сэкономить на оплате труда работников путем уклонения от уплаты налогов, исчисленных из оплаты труда, осуществлять успешную карьеру обеспечивающую материальные блага носят предположительный характер и никакими объективными доказательствами не подтверждены. Такие доказательства стороны обвинения как протоколы выемок документов, протокол осмотра вещественных доказательств, исследованные в суде не подтверждают факт личной заинтересованности подсудимого Б. в неуплате налога на доходы физических лиц в бюджет. Каких-либо иных объективных доказательств в обоснование выводов обвинения о том, Б. не уплачивая НДФЛ в бюджет, бездействовал в личных интересах, сторона обвинения суду не представила. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении № 64 от 28 декабря 2006 года «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» разъяснил, что неисполнение налоговым агентом обязанностей по правильному и своевременному исчислению, удержанию и перечислению в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующих налогов, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, не связанное с личными интересами, состав преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК РФ, не образует и в тех случаях, когда такие действия были совершены им в крупном или особо крупном размере. Согласно ст. 49 ч. 3 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу. В соответствии с п.4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. При таких обстоятельствах суд считает необходимым подсудимого Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.199.1 ч.2 УК РФ, оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступления,
         На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 302, 303, 305,306 УПК РФ,
                                                 
                ПРИГОВОРИЛ: 
      Б. по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 199.1 ч.2 УК РФ оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Меру пресечения в виде подписки о невыезде Б. отменить. Признать за Б. право па реабилитацию, в том числе и на возмещение причиненного ему уголовным преследованием вреда. Вещественные доказательства по настоящему уголовному делу, документы, хранящиеся при уголовном деле при вступлении приговора в законную силу возвратить в НМУП «Н».
           Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Тульский областной суд через Новомосковский городской суд в течение 10 дней со дня его провозглашения. Судья Селищев В.В.